Эффект сотой обезьяны: мистификация века или научный прорыв?

Любые количественные изменения систем, включая человеческую популяцию, неизбежно приводят к появлению качественно новых форм. Перед учеными стоит сложная задача управления этими процессами, но глобально влиять на них можно, если начнет изменяться каждый из нас.
Эффект сотой обезьяны
Эффект сотой обезьяны

Впервые об «эффекте сотой обезьяны» заговорили в 80-х годах прошлого века, после того в 1979 г. вышла книга южноафриканского ботаника, биолога и антрополога Лайэлла Уотсона под названием «Жизненный поток: биология бессознательного» (Lifetide: a Biology of the Unconscious). Эта книга, как и другие книги этого ученого, получившего по окончании одного из университетов ЮАР ученые степени по ботанике, зоологии, а затем геологии, химии, морской биологии, экологии и антропологии, стала необычайно популярной. Ведь в ней Лайэлл Уотсон описал весьма любопытный научный эксперимент, проведенный японскими учеными с обезьянами-макаками, и на его основе сделал очень интересные и необычные выводы.

Для написания своей книги он воспользовался историей, рассказанной английским антропологом и доктором философских наук Лоуренсом Блэром в предисловии к книге «Ритмы виденья» (1975).

Несколько позже, в 1982 г., американский преподаватель по личностному росту и вопросам общественного сознания Кен Кейес-младший написал книгу «Сотая обезьяна» (The Hundredth Monkey), где также описал этот же эксперимент.

Никто не мог усомниться в подлинности исследования и объективности Лайэлла Уотсона, Лоуренса Блэра и Кена Кейеса, ведь это были довольно известные и авторитетные люди. И именно они способствовали популяризации научного эксперимента, проведенного в 50-х годах прошлого века.

В чем же заключался этот эксперимент

На одном из японских островов жили макаки, образ жизни которых изучали японские ученые. Макаки питались сладкими клубнями – картофелем-бататом. Плоды были все в песке, и обезьяны, прежде чем приступить к еде, старательно очищали батат от него своими лапами. Так было до тех пор, пока одна молодая обезьяна не догадалась вымыть батат. Глядя на нее, постепенно полезный опыт переняли и другие обезьяны.

Любопытно, что быстрее это сделали молодые макаки. Макаки старшего возраста оказались более консервативны и не хотели изменять прежним привычкам, продолжая стряхивать песок с батата лапами.

Процесс овладения новым опытом продвигался медленно: прошло долгих пять лет (с 1953-го по 1958 год), пока все молодые макаки этого острова научились мыть картофель. Но затем произошло нечто необычное: когда количество обезьян, научившихся относительно цивилизованно обращаться со своим продуктом питания, достигло некоей критической величины, в данном случае 100, произошел существенный скачок в скорости овладения этой привычкой. Мыть батат перед едой стали едва ли не все обезьяны острова. Более того, каким-то непонятным образом эту привычку переняли и обезьяны близлежащих островов, хотя никакой связи между ними не было.

Так выглядел эксперимент с точки зрения Лайэлла Уотсона и Кена Кейеса. Опираясь на него, они подтвердили право на существование научной гипотезы о том, что существует единое энергоинформационное поле и единое групповое сознание. Выводы, полученные на основе наблюдения за поведением макак, они распространили на человеческое общество и отношения между людьми. Согласно их заключениям, для того чтобы было сделано научное открытие или получен ответ на какой-то вопрос, достаточно лишь того, чтобы количество заинтересованных в получении данной информации или занятых решением проблемы достигло критической массы.

Получается, что даже одна фотография или одна фраза могут изменить мир, если найдут отклик в сердцах миллионов. То есть если многие люди будут думать об одном и том же и желать одного и того же, их идеи легко воплотятся в реальность.

А была ли сотая обезьяна?

Многие психологи безоговорочно признали эту теорию и стали активно применять ее для подтверждения каких-то своих идей. Она даже вошла в науку, получив название «эффект сотой обезьяны».

Но нашлись и более дотошные ученые, которые привыкли не доверять, а проверять. Американка Элайн Майерс подвергла сомнению данные, описанные Уотсоном и Кейесом, и сама изучила все материалы японских ученых из Токийского университета относительно эксперимента с макаками. В частности, они были изложены в издании Primates.

Оказалось, что были и макаки, был и грязный батат, которым их кормили и который впоследствии они стали мыть, прежде чем съесть. Однако никакого критического числа, после которого привычка стала распространяться по острову в геометрической прогрессии, не было. Она распространялась естественным путем – с помощью наблюдения и повторения. Причем старшие макаки упорно не хотели ее перенимать.

И уж тем более эта привычка необъяснимым образом не передавалась обезьяньим колониям соседних островов. И если тамошние макаки и предпочли питаться мытыми плодами, то лишь потому, что эта идея точно так же пришла в голову сначала одной из них.

После того, как выяснилось, что авторы вышеупомянутых книг не общались с учеными, проводившими эксперимент, а пользовались перепечатками и вторичными источниками с искаженными данными, Уотсон согласился, что сотая обезьяна – это всего лишь его красивая выдумка.

Тайна остается тайной

Несмотря на то, что эффект сотой обезьяны был дискредитирован, исследователи разных стран возвращаются к нему и проводят все новые эксперименты, пытаясь объяснить некоторые пока не объяснимые явления. Например, в глухом селе, затерянном в горах, и стар и млад играют на единственно доступном музыкальном инструменте – скрипке. Ее берет в руки и 4-летний ребенок и начинает играть так, что его игре позавидовали бы лучшие скрипачи мира. Где он учился? Да нигде, он просто смотрел, как играют его отец и дед. Как такое возможно?

Или еще с десяток лет тому назад люди, уверенно катающиеся на горных лыжах, разбивали себе руки и ноги, впервые встав на сноуборд. Им нужно было несколько дней тренировок, чтобы освоить эту доску и не падать. Сегодняшнее же молодое поколение делает это с легкостью едва ли не в первый день. Что происходит? Ведь за эти несколько лет физическим они не изменились!

Сколько угодно примеров можно найти и в мировой истории. Одни и те же открытия совершаются почти в одно и то же время разными людьми в разных странах! Доходит даже до судебных разбирательств, кому принадлежит то или иное изобретение, как это, произошло, например, с телефоном. Одна и та же идея пришла в голову одновременно людям, живущим на разных континентах!

Выдвигается множество версий: говорят и об информационной оболочке Земли, и о сигналах из космоса, и о передаче мыслей на расстоянии, и о Вселенском Информационном Банке, с которым люди в той или иной степени связаны информационными каналами. Существует и теория, по которой человек изначально может все, но затем просто «забывает». Однако, обучаясь каким-то навыкам, он словно их «вспоминает» – лучше или хуже, чем было заложено в нем первоначально.

Так что действительно ли эффект сотой обезьяны – это мистификация или же это все-таки прорыв в науке, который когда-нибудь будет подтвержден более вескими аргументами, вряд ли кто-то сейчас ответит совершенно точно.

© Тимошенко Елена, BBF.ru

Не расходимся


Нужна ли в России смертная казнь?

  • {$ item.name $} {$ (item.counter * 100 / total)|number:1 $} %
    {$ item.name $}

Комментарии ({$ added_comments.length + 0 $})

Только зарегистрированные пользователи могут задавать вопросы и добавлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь.