Цитаты Владимир Вольфович Жириновский

Вспомните, Геннадий Николаевич, вы нам в понедельник сказали, что дом в Волгодонске взорван. За три дня до взрыва! Это же можно как провокацию рассматривать. Если Государственная Дума знает, что дом уже взорван, якобы в понедельник, а его взрывают в четверг. И в это время мы занимаемся совсем другими делами. Давайте этим займёмся лучше! Как это произошло, что вам докладывают, что в 11 утра в понедельник взорван дом. И что, администрация Ростовской области не знала, что вам об этом доложили? Все спят. Через три дня взрывают, тогда начинают принимать меры.

Все мужчины вас ненавидят — женщин, потому что вы мешаете развиваться мужчине. Когда он хочет вас, вас нету. Он вас покупает: своим положением, деньгами, страхом вашим остаться одной, остаться с ребенком.

Вы, с фальшивым дипломом финансового института, вдруг становитесь начальником управления. Нигде в мире такого нет! Курьером должны работать!

Помолчите, кто там чего-то видел. Помолчать! Вы видели что-то там. Бессовестная сидишь здесь, фигуристка. Провал идет, вы Майдан готовите. Мы выйдем только, чтобы вас не было здесь в Думе. Да замолчать нужно, сидеть. Лидер партии выступает. Сидит и все время мне мозги компостирует, бессовестная. Помолчите!

Мы вынесли постановление: осудить всю внутреннюю и внешнюю политику периода Горбачёва и Ельцина. И комитет по законодательству нам мешает. Да, Ельцина уже нет. А почему он умер? Стыдно стало! И Гайдара нет. Почему он умер? Стыдно стало! Один у нас бессовестный, без стыда и совести — Чубайс. Вот он при месте!

Когда вы меня пытаетесь обвинить, что я как-то не так к женщинам отношусь... к ним так относятся все мужчины мира. Вас до сих пор обманывают. Когда вам говорят, что любят, вам лгут все мужчины мира. Всегда лгут. Я один вам говорю правду на всю планету.

И ты никогда здесь не сможешь добиться победы. Все арабы мира, все мусульмане мира, вся восточная Европа, Москва, — все против тебя. Москва, Москва не хочет этой войны, и тебе наш президент это ясно, по-русски, сказал: «Не сметь стрелять по Багдаду». Лучше вместе ***анём по Тбилиси.

Этот молодой чех, которому всего 25 лет, он помнит 68-ой год, но он не помнит 9-ое мая 45-ого года, когда война была закончена, а мы все равно послали наши танки в истекающую кровью Прагу. И вы все здесь сидите. Вы бы сейчас сидели в Бухенвальде — в немецком концлагере, — если бы не наша армия, которая 50 лет назад освободила вас! А южная Европа была бы под гнетом турок!