Цитаты Анна Михайловна Островская

Люди забавно устроены. Им кажется, что если заменить одни грабли другими, лбу будет не так больно. Или если отставить грабли в сторону, а потом спустя некоторое время снова достать и положить на своей дороге, то уже не наступишь и по лбу не попадешь. Или вдруг люди воображают, что если грабли будут заниматься саморазвитием, то лоб будет болеть эстетичнее и осознаннее, даже как-то приятно. Нет. Если ты уже наступал на грабли и продолжаешь по ним ходить, то лоб и дальше будет тупо болеть, пока ты снова и снова танцуешь по тем же или уже по другим граблям. Фокус в том, чтобы уже наконец вырасти из уровня граблей. Но для этого нужна смелость и инициатива. А когда грабли падают на тебя сами, чуть ли не с небес (или из ада?), то куда уж тут выйдешь. Увернуться бы успеть. Если не успел — всё, грабли уже висят на тебе и позвякивают. Время идет. Меняются декорации, материал граблей, цвет ручки граблей, но не суть. Лоб по-прежнему болит. Грабли звякают, их много, ноги устали, лоб тоже. Скука. Вроде бы удобно, привычно, знакомо. Но дискомфортненько как-то. Знакомо? Есть простой фокус. Чтобы лоб не болел, не ходи туда. Просто не ходи. Береги себя и не растрачивай на грабли. Посиди спокойно в одиночестве в уголочке и подумай, куда дальше. Не суетись. Не спеши. Не делай резких движений. Выбери маршрут и иди. Не по граблям, в другую сторону. Не бойся пойти туда, где еще не ходил. Не бойся шепотка за спиной (он потому и за спиной, что все отстали, а ты впереди). Не бойся лающих собак (когда идешь в правильном направлении, они лают всё громче). Не бойся остаться со свободными руками. Вовсе не обязательно держать в руках грабли! Руки для другого предназначены. Протягивай их к тем, кто тебя любит и ждет. Не тянись туда, где уже был и где кроме больного лба ничего другого не встретишь. И смотри уже наконец под ноги. Обходи то, что ты уже видел десятки раз и можешь идентифицировать как… Ммм… грабли. Казалось бы, так просто, да? Но нет. Иногда по лбу нам приходится получить не один раз, прежде чем научимся свободно менять маршрут и отказываться топать по граблям. Но потом будем танцевать не по граблям, а босиком по клеверу. С тем человеком, кто тоже вырос из уровня граблей.

Спустя много лет я открою блокнот с исчерканными страницами, и из него рекой прольётся всё то, что я чувствовала к тебе. Здесь живут мои не улетевшие на волю нежные птицы – всё то, что не было принято, не было угодно судьбе. Спустя много лет уже не надо будет смиренно казаться просто другом. Бессмысленно станет увиливать, прятать чувство спешить. А любить – это по-прежнему будет значить касаться пальцами – тела, строками – родной, вдохновлённой души. Ну, а пока блокноты в столе, а у нас в перспективе – годы. Много напишется. Много ещё наколдуется нежных птиц. И наблюдает за нами, пока несбывшимися, с небосводаБог и огромный круг любимых и любящих лиц.

Весна – время новых надежд, влюбленностей, разочарований. Люди переполнены чувствами, не всегда светлыми. Приходится и себе, и другим напоминать: авитаминоз сейчас, накопилась за зиму усталость и раздражительность. Да, кто-то близкий что-то ляпнул в разговоре, совершил какой-нибудь дурацкий поступок или выбор, накосячил. Ведь и с нами бывает, верно? Весенний контекст – он такой… Это не значит, что нужно закрыть глаза на чужие подлости и на свои глупости. Нет. Но немножко учитывать то, что у разных людей разный срок для того, чтобы собраться. Кому-то требуется больше времени. У кого-то авитаминоз сильнее. В каждой ситуации хорошо бы рассмотреть все нюансы, увидеть детали и общий фон. Выделить важное.

«Будь проще!» — говорят мне, да не те. Я не для них дорогу упрощаю. В туманной многоликой суете я никому любви не обещаю. Не обещаю и тебе, ты не просил. Но не признать её мне было бы так страшно. Ты все пути мои земные упростил: вся жизнь — любовь, а остальное всё не важно.

Всё упростить. Приблизиться к прямой, чтоб никаких зигзагов и сомнений. Мне в этой жизни сложно быть с тобой, но без тебя — не быть. Ещё сложнее. Мне всё равно: надолго или нет. Мне всё равно, что за спиной судачат, кому там сколько статусов и лет. Всё это больше ничего не значит.

Нет, конечно, не любовь это. Дружба. Но из песни, друг мой, слово не вынуть. Ты мне дорог и всегда будешь нужен. А у вдохновения – твоё имя. Я тебе не так нужна, но зачем-то для чего-то всё же как-то... Да нет же. Не нужна. Но каждый раз, непременно, если я пришла – тебе вдруг полегче. Нет, конечно, я не жду. Просто верю.Нет, конечно, не полезу. Дождусь. И в моей судьбе тебе двери закрывать не стану. Глупо? Ну, пусть.

В последнее время на интервизии коллеги приносят много детских рисунков. Посмотри, мол, что тут ещё можно спросить, на что обратить внимание. И показываю: — Вот, смотри, тут у домика круглое окошко, видишь? Это мандала, стадия – мишень. Рассмотри этот кружок как отдельный рисунок и увидишь. А вот тут в уголке деревце, смотри, какие у него корни. Помнишь тест «Дом-дерево-человек»? Вспоминай. А здесь вот человечек нарисован, смотри, какие глаза у него, какие руки. Рассмотри этот фрагмент рисунка как отдельный тест «Рисунок человека». Но всегда помни про весь рисунок целиком, про контекст. Видишь, общий фон рисунка синий? А здесь, справа, красное пятно. О чем оно для ребенка? Если будет возможность, спросишь. А в какое время нарисованы эти рисунки? Ребенок поел? Смотри, вот тут в парке фонтан нарисован, а похож на тарелку еды. Малыш просто был голоден? Или у него трудности с едой или с пищеварением? А вот здесь, смотри, опять мандала. Посмотри, как нарисовано солнце… Это опять рисунок в рисунке, деталь – как целая картина… Но всегда помни про контекст.

Любовь, достигая конца, оцарапать спешит. Согрев поначалу, в финале до пепла сжигает. А дружба из пепла тебя собирает и вмиг по капле тепло и доверие вдруг возвращает. Без пуха и перьев саднит поначалу спина, уже не летается, небо предательски манит. Но в дружбе с годами тебе возвратится сполна и счастье, и смех, и глубокая нежность земная. И, знаешь, бывает… из дружбы родится на светлюбовь без печали. Без боли. Другая. Простая. И вдруг осознаешь: из прожитых дружеских лет вся жизнь, как в апреле цветы, через снег прорастает.

Я скучаю по музыке счастья, а не тоски. По весне, по надежде, задором в душе звенящей. По распахнутым душам, как будто огоньки освещающим зрителям двери в настоящее. Мне не нравится, солнце, видеть тебя таким: угасающим, сдавленным, опустившим крылья. Это выбор – твой. Но ведь жизнь-то, мой друг, пойми, пока ты плутаешь, галопом несётся мимо.

Он будет готов. Говорить, молчать, И слушать, и нежиться, и смущаться, Ресницами хлопать, душой дрожать, Над каждой шуткой твоей смеяться, Стыдиться, краснеть и, потупив взор, Вдруг тоже почувствовать, что не в силах Держаться, и смоет его волной Безудержных чувств, и невыносимо Захочется жить, и летать, и плыть, И двигаться к свету, хоть вплавь, хоть небом. Ты только посмей его полюбить. Пусть он не готов. Он там просто не был.

Распороты крылья, и перья ложатся на снег… Не будет взаимной любви, и убита надежда. Но жизнь не закончится. В тихом мелькании лет у дружбы останется право на голос, как прежде. И время покажет: кому там ещё повезло? Лишь тем, кто любовь, как трофей, получил и припрятал? У дружбы бывает надломленное крыло, но тёплые, будто кошачьи, нежнейшие лапы.

Я скучаю по глупым надеждам и тихим дням, когда счастье казалось возможным и логичным. По смущённым, смешно отстранённым нам, не меняющим журавлей на пустых синичек. Я скучаю, солнце. По Правде. По тишине – не такой, в которой висит напряженно ревность, а по той, спокойной и светлой, в тебе и мне, в тишине, из которой неслышно родится вечность.

Но сделаешь круг – возвратись. Другой! Он будет готов. Он дождётся. Веришь? И ты вдруг помашешь ему рукой, А он вдруг обнимет тебя за плечи И скажет: «Ну где ж ты летаешь, где?! Мне дружба твоя дорога. Скучаю…» И ты улыбнёшься такой судьбе И в кружки большие нальёшь вам чаю. Он будет готов. Говорить, молчать, И слушать, и нежиться, и смущаться, Ресницами хлопать, душой дрожать, Над каждой шуткой твоей смеяться...

Друг мой, прости, но ВДВОЁМ не делится на троих и, уж тем более, на пятерых и больше. Спасибо, что ты не сделал меня одной из них, что мы остаёмся друзьями, спасибо, хороший мой. Спасибо, что рядом с тобой теперь я есть и что ощущаю тепло от тебя и опору. Спасибо тебе, что вернул мне моё «сейчас-и-здесь», что снова живу и новые планы строю. Мне жаль, моё солнце, так жаль, что не всё сбылось. Не всё получилось, но в каждом неровном шаге твоя поддержка. Мой космос, моя земная ось – ведь ты был мне всем. Это глупо. Я знаю, знаю… Но в этой невинной глупости было столько тепла. А где есть тепло, там запрятан и шанс на счастье. Спасибо, мой друг, что рядом с тобой я опять жива. Спасибо, что снова есть силы подниматься. Не знаю, смогу ли я это тебе вернуть, ведь ты не берёшь. Но тебя тепло обнимая, я точно знаю: мой дом, мой свет, дорога и путь сейчас при мне. И это чужим не станет.

Солнце моё, что-то выдался слишком холодный март. Очень зябко смотреть, как гаснет в тебе твой луч. Я скучаю по искоркам счастья в твоих глазах, по улыбкам, по шуткам, по вере, что станет лучше. Я скучаю по настоящему тебе, не задавленному условиями и скукой. По мелодии лета в широкой твоей душе, по самым счастливым в жизни моей минутам.

Но не всегда сбываются все планы, пути меняются, сбиваются следы. Встаем и падаем, залечиваем раны, и снова слышим голос изнутри. А если чувствуем, что выбор сделан верно, то даже сквозь потери и печаль, удерживаем это направленье, и сил, потраченных на выбор, нам не жаль. И даже если вдруг дойдём до точки, но каждый шаг был сделан для любви, мы понимаем: вектор выбран точно. Ведь смысл у жизни в сущности один.

Да, вектор изнутри ведёт и манит. Мы выбираем: долг или любовь,свет или тьма, обнять или ударить – на самом деле путь всегда готов. Он ждёт, чтоб отдавали мы и брали и не боялись счастья и преград. Чтоб лишь своё мы сердцем выбирали и не смотрели с ужасом назад.

Забывать надежды — пустое дело: где-то в сердце живет огонек, не гаснет. А с мечтами всё обстоит сложнее:разум точно знает — они напрасны. Поправимо ли это? Разбито сердце, из осколков целое — нет, не склеить. Даже музыкой что-то мне не согреться. Даже в дружбу что-то мне не поверить.

Если для мечты ты ноль и зовут никак, То к чему из пепла восстать пытаться? Всё бессмысленно, разжимай кулак. Не стучи в те двери, где нету счастья. Разжимай кулак! И раскрой ладонь – Может, в этом пепле найдёшь свой ключик? Если всё сгорело, не будет войн, Значит, больше нету всего, что мучило. Значит, всё погасло: любовь и боль, И надежды глупость, и страсти раны. Если сердце в пепел, его закрой, Пусть в последних искрах сгорают драмы.

…и как-то без непрошеных советов ведь жили, да и дальше проживём. У каждого из нас внутри есть вектор, и по нему мы мыслим и идём. Мы сами выбираем, где те грабли, которые никак не обойти. Душой родных покрепче обнимаем, вдруг встретив их на жизненном пути. Чужих обходим, если есть возможность, или хотя бы не пускаем на порог. А если «перекрёсток» слишком сложный, мы молимся, чтоб выбор сделал Бог.