Цитаты Марина Рэй

Я искал твои следы, и не находил. От чего бежала ты? Берег так уныл.Ветер гнал мою тоску вдоль прибрежных скал Исповедаться песку – он все понимал. Щурился от солнца взгляд – мне бы до него.Чувства гасли невпопад, и легли на дно. Там, на самой глубине, стало им легко. Ты приснись сегодня мне, обними тепло. И, возможно?.. Наконец! Я найду тебя.Образ в облаке исчез на закате дня.

Разве людей, решивших создать семью, связывает и укрепляет брак или штамп в паспорте? Прожив с любимой счастливые годы в гражданском союзе, а после и в законном, я с твердой уверенностью могу сказать, что нет. Официальное протоколирование взаимных обязательств абсолютно не гарантировало нам никакой уверенности. Нашу семью укрепляло доверие, защищали терпение и чуткость, оберегала мудрость и любовь. Мы искренне уважали и поддерживали друг друга, и это служило наилучшим гарантом ответственного отношения.

Иногда мне кажется, что ты как сом, предпочитающий жить на дне, затянутым многослойным илом. А почему бы и нет? Там спокойно, надежно и безопасно. Можно спрятаться от всех и отгородиться безмолвием, граничащим с тихим безумием. Но, как оказалось, сомы не так просты и безвольны. Однажды по каналу Discovery показали один сюжет. О том, как эти огромные рыбины, мирно спящие на дне и хранящие свою силу от посторонних глаз, в какой-то момент, движимые неизвестным чувством, поднимались наверх, плывя к берегу. И там, на мелководье, начинали выверенную охоту на непрошеных птиц, словно всю жизнь так и делали. Возвращая себе утраченный титул великолепного хищника, по праву принадлежащий им. Защищая свой дом, свою территорию. Показывая и доказывая, кто был и остается хозяином речных вод. Ты не сом, мой друг. Ты мудрый опытный охотник. За жизнью, её богатствами и дарами. Ты заслуженный пользователь её благ и прав. Смелый, сильный и ловкий. Просто сейчас не подходящий момент. Не время плыть к берегу. Тебе хорошо там, среди донных камней, без всей этой поверхностной мишуры, вызывающей волнение водной глади. Но твой час обязательно настанет. Рано или поздно ты почувствуешь внутренний зов и двинешься ему навстречу. Ты хозяин этой реки. Запомни и прими это. Так было всегда и так будет.

— Хочешь, я расскажу тебе сказку? — О чем она? — О любви, разумеется. О чем же еще может быть настоящая сказка? В этой сказке не будет ни начала, ни конца. Так как любая история бесконечна, пока в нее кто-то верит. Она бескрайня и неудержима, словно океан, любовно опоясывающий нашу планету...

Я никого и никогда не чувствовал так глубоко и остро, как тебя. Я думал, что не умею. Я боялся, что меня осмеют – за нежную привязанность и влюбленность. Ты казалась мне совершенной и возвышенной. Ты и была такой. Я же чувствовал себя фигурой, состоящей из четырех точек, совсем не дотягивающих до вершин, и четырех отрезков, пытающихся соединить эти вершины. И эта неуклюжесть ранила больнее всего. Будь мы с тобой диагоналями параллелограмма, мы бы непременно пересеклись и совпали друг с другом. Это бы стало судьбоносной встречей. Ты бы называла меня своим милым четырехугольником, а я тебя – родной окружностью. Ты бы вошла в мою жизнь, окружив теплом и заботой, коснувшись всех сторон моей души. Но ты была диагональю другой фигуры, и принадлежала ей...

Нам не вернуть то невозможное лето. Оно бесследно расплавилось в темном золоте спелых колосьев. А чувства, некогда гордо возвышавшие нас к солнцу, устало склонили головы к земле, смирившись с поражением. Как жаль, что мы не обрели в отношениях самого главного: доверия. То самое, с каким обычно, рука об руку, счастливые пары идут дорогой жизни. Нашего доверия хватило довести нас до перекрестка между цветущим маем и унылым сентябрем. Мы были юны и беспечны, чтобы понимать: насколько важно удержать этого верного попутчика... Ты уходишь с дождем, заботливо укутанная его плащом, расшитым жемчужным бисером. Я закрываю глаза и подставляю лицо отчаянно кружащему ветру. Он яростно хлещет меня по щекам и губам до тех пор, пока не утихает его ревностный гнев. Ощутив на губах солоноватый привкус проступившей слабости, я медленно открываю глаза. Сердце глухо молчит. Звенящая боль отдает в области ключицы, что до сих пор помнит трепет твоих поцелуев. Нам не вернуть чувств, упорхнувших от нас беззаботными летними бабочками. Тебя не вернуть. Пора возвращаться домой.

Эта жестокая земля, дающая рождение всему живому, большому и малому. Какие плоды приносит она? Эта горькая земля.Часы жизни настраивают свои стрелки. Нужно успеть и поторопиться, пока еще есть силы, пока не угасло желание запускать вновь и вновь этот уставший часовой механизм.Жизнь неумолимо быстротечна. Что, если моя жизнь – одуванчик, дрожащий и тонкий. Коснись такого легким дыханием – и нет его больше. И единственным воспоминанием обо мне останется осиротевший стебель, покорно отдавший свои нахохлившиеся цветки ветреному сопернику. Эта холодная земля, выстилающая твои шаги палыми листьями, отвергнутыми и почерневшими. Ты шагнул в декабрь, будто в бездну. Рано темнеет небо. Рана темнеет в душе. Кто проведет меня к свету? Или к побережью, чтоб с морем наедине… Эта бессердечная земля многому учит. Я не знаю, какие испытания ждут меня впереди. Неизвестность не пугает, я научилась укрощать тревоги и страх. Больше всего я боюсь, что однажды рассказать о своем бесстрашии будет некому... Но я верю, что эта жестокая земля, в конце концов, не может быть настолько чужой и равнодушной. Она не может быть похожей на тебя…

Я слышал о том, что ты приезжала домой. Ещё теплой осенью, в конце октября, перед самым началом холодных ночей. В то время меня не было в городе, хотя какая разница? Мы разминулись с тобой намного раньше, чем закончилось лето. От друзей и знакомых я узнал, что ты счастлива и любима. У тебя настоящая жизнь, о которой ты мечтала, и которую невозможно было создать со мной. Я рад, что ты обрела спокойствие и равновесие; что рядом с тобой человек, которого ты выбрала рассудком. Так и должно быть. Он счастливый обладатель твоих мыслей, а я – снов и воспоминаний.Люди могут ощущать присутствие дорогого им человека даже на расстоянии. Я же словно лист, что решительно срывается с ветки и стремительно летит вниз, пока не упадёт на жесткую землю, поранившись всем сердцем. Да что с него взять? Обычное искалеченное сердце. Обернись, и ты увидишь вокруг сотни схожих погубленных сердец. Лежат себе молчаливо под ногами жёлто-багровыми застывшими бескрылыми самолетами. И разница между нами всего одна: в силе и высоте полета, а всё другое, как и неизбежное приземление, одинаково. Ждать спасения бесполезно. Так не должно было случиться, но природному пилоту-ветру виднее, в каком направлении – взаимности или отвержения – веять. Тёмный лес хранит память и про счастливые светлые истории…Листья – как потайная сокровищница. И среди этих ярких изумрудов, опалов и рубинов – ты. Моё тревожное незабываемое чудо… Горячее дыхание леса и твоё родное тепло. Ты так близко, что я теряю, словно слабое дерево, последние силы и сознание, и вальсирую покорным листом к земле, в своем одиноком танце. Чувствуешь моё приближение? Обними меня, любимая. Непринужденно и ласково. Обними перед тем, как меня навсегда поглотят земные роковые владения…

Это как падать с ладоней небес. Покорным снегом, не помня о своем прошлом, не ведая о будущем. Падать в объятия настоящего, целиком доверившись ему. И тихо умереть, коснувшись земли, чистым нетронутым созданием, не успевшим познать ни любви, ни разочарования. Это как ночной разговор, за плотно закрытыми дверьми, чтобы не разбудить ребенка. Холодный и горький, словно остывший кофе на столике. — Уходи… — Я не могу! Слышишь? Я не смогу без тебя. — Сможешь. Ты сильная. — Я хочу остаться с тобой. — Между нами все кончено. — Какое ты имеешь право решать за нас? — Я больше не люблю тебя. Вот и все право. Это как душа маяка, заточенная в кандалах ревнивого морского божества и необъяснимо влекущая тебя. Ты постоянно ищешь ее свет в своих туманных сновидениях и бесконечных странствиях. Душа, которую невозможно спасти с берега. Лишь только выйдя в шторм, рискуя жизнью и свободой, простившись с самыми дорогими привязанностями и воспоминаниями… Однажды вы встретитесь с ней. Ты найдешь свою душу, а она – долгожданную пристань.

…Что-то снова пробуждалось в душе, пульсировало в висках, не находя выхода. Я точно не знала, что именно. Однако догадывалась – раньше мне было знакомо это чувство. Я дорожила им и боялась потерять, иначе бы воспоминания о прежней жизни не вызывали такой изнурительной боли. Я выходила на улицы старого города и бродила до утра одинокой тенью среди других неопределенных теней. Стоя на мосту, что пролегал над рекой, наблюдала за тем, как неустанно все вокруг: вода, тихо несущая время, сияние далеких звезд, размытые линии зданий и домов, охваченных туманом. Я рассматривала четкие линии своих ладоней в поиске ответов относительно совершенных нелогичных поступков. Моя жизнь была похожа на этот мост: по одну сторону раскинулось прошлое, а по другую будущее. Эти половины были разделены между собой настоящим, в котором я не находила места, не находила себя. Я держалась за кованые перила и ощущала, что мои чувства прочно закованы под замком. Я всматривалась в глубинную темень, пытаясь разглядеть отражение своего чувства. Ночная вода тщательно скрывала все тайны. Она лишь подсказывала, что когда-то я уже была здесь, в этом месте. Я долго ждала кого-то. Того, кто так и не пришел...

Сколько бы еще не пришлось пройти миль, преодолеть расстояний – я уже никогда не смогу забыть тебя. Невозможно забыть того, кто раскрыл для тебя целый мир, будто разноцветный зонт над головою. Летней ночью, когда шел дождь, или зимой, когда тихо падал снег, или в минуты верного одиночества я понимала: эти мгновения больше не повторятся. Ни в моей жизни, ни в твоей. И все, что остается – это воспоминания. Не мы, а они. Воспоминания ведут и составляют нас. Жизнь – это не только та часть реальности, которую люди проживают фактически. Всегда есть что-то, самое сокровенное и дорогое, заставляющее нас испытывать то, что нельзя подтвердить никакими достоверными фактами. Пожалуй, это самая глубокая и пронзительная нота нашего внутреннего звучания. Для некоторых людей именно она и воплощает саму жизнь. Эти мечтатели живут воспоминаниями, своими и чужими, цепко держась за них, как за единственную опору. В чем была наша сила? Кем были мы с тобой в прошлом? Были ли мы чьим-то воспоминанием? И станем ли для кого-то еще одной мечтой, изменившей их жизнь? Нашу жизнь изменило не время. Мы сами изменили ее – так, как подсказывали чувства…

За горизонтом солнце землю встречает. С кем встречаешься ты? Мне тебя не хватает... Не хватает твоей утренней улыбки, нежней за все, что я когда-либо видел. Не хватает вкуса твоего поцелуя, мягкого и сладкого, как твой любимый мокко. Не хватает твоего тонкого аромата, рассеянного по постели. Тянет, так невозможно тянет к тебе… Я скучаю по простому счастью, которым мы владели. И искренне боюсь, что дорогие воспоминания утеряны навсегда. Мне не удается утешить и усмирить свои глубинные страхи. И хотя я понимаю, что происходит в моей одинокой жизни, я не в силах контролировать свои чувства. Они изменились. Все изменилось, когда ты ушла... Не хватает наших уютных вечеров, за просмотром французских мелодрам. Я часто провожу время в компании моря и музыки, подобранной тобой в стареньком плеере. Безлюдное побережье – мое излюбленное место, когда тебя нет рядом.Ожидания тебя темней сумерек, завладевших городом, острей чувства вины. Ощущение «без тебя» сжимает горло, перехватывает дыхание. Я не знаю, что делать с этой безысходностью. Я не умею жить без тебя.Сердце перешло в режим саморазрушения. Однако память вместе с душевными переживаниями невозможно стереть одним нажатием: delete. Никогда не прощу себе, что отпустил тебя. Ты стала недосягаемой птицей, которая прилетает ко мне лишь во сне. Я учусь просыпаться без крика, без твоего тепла. Как ты там, мое солнышко? Выгляни ласково ко мне с угрюмых небес. Собственническое небо ни за что не вернет тебя. Ни при каких обстоятельствах мы не будем вместе. Смогу ли я не возненавидеть, а принять тебя такую – чужую и далекую?Молчание застывших губ не нарушит ни одна из обещанных клятв. Нет ни надежд, ни сомнений, что когда-то я смогу снова увидеть тебя. Но я в ожидании этой встречи. Я чувствую, что ты рядом. Возможно, это слабость – ждать того, кто покинул тебя. Разве у меня есть выбор? Ты ничего не оставила мне. Ты была непоколебимой могучей силой, поддерживающей меня на протяжении всей жизни. Мы были созданы друг для друга. Ты остаешься моим самым близким человеком. Я не могу отречься от надежды обнять тебя, какой бы самоубийственной иллюзией она не казалась. Эта надежда – единственное, что у меня есть. Единственное, ради чего я продолжаю жить дальше. За горизонт медленно солнце заходит. Мы однажды все исчезнем. К сожалению, все проходит...

Воспоминания прошлого. Фрагменты утраченного счастья. Иногда мы возвращаемся к ним, словно к кинопленкам семейного архива, оставленных на чердаке в старой коробке. Эти забытые цветные воспоминания лежат себе там годами, пока болезненная чувствительность в области сердца не притупится. Когда происходит излечение, меняется все. Все встает на свои прежние места: размеренный уклад жизни, развенчанные иллюзии, непотревоженные секреты...

Дверь детства, говоришь? А разве у детства есть двери? Ну, если так разобраться, по-взрослому. Думаю, у детства вообще нет дверей, кроме той — таинственной и притихшей, невольно настораживающей своим потайным замком взросления…

Наши мечты — это птицы. Белые, чистые, нежные, искренние... Я хочу, чтобы мы никогда не ущемляли этих прекрасных созданий, чтобы они были вольными и сильными, свободными и притягательными — не только для нас самих, но и для других людей тоже. Чтобы те, кто остаются на земле, смогли, запрокинув голову, обратить взгляд высоко к небу и подумать: этот счастливчик имеет такие мечты! Этих восхитительных белых птиц. Умеет ТАК МЕЧТАТЬ. Способен ТАК ЧУВСТВОВАТЬ полёт этих удивительных и благородных путешественников неба.

Какими будем мы, когда всё закончится? Ведь всё заканчивается, рано или поздно. Вопрос времени, до того самого момента, пока годовая точка отсчёта не начнёт своё неумолимое движение по кругу, что-то навсегда и невозвратимо изменяя в этом часовом механизме, изменяя в нас самих. Превращая нас в стрелки. Механические, точные, хлёсткие, уверенно отсчитывающие чьи-то секунды, минуты, часы, шаги… Ты – большая ведущая стрелка, выразительная в своём чётко-неумолимом ритме хода, я же – поменьше и помедленнее – буду той, которой по задумке великого часовщика суждено догонять свою старшую подругу. «Веди меня. Я доверяю тебе…».

Я буду тишиной и ждать тебя. Однажды ты придешь ко мне. Рано или поздно все настигают себя настоящих. Тишину ищут, глубоко и осторожно, нуждаясь в ней еще сильнее, чем в любви...

Если даже звезды Вселенной (а их миллиарды!) не могут найти своих спутников в бесконечных просторах галактик с неограниченными возможностями, какой смысл говорить о нас, простых людях. Но я искренне верю, что у каждого, будь он звезда или человек, где-то там, во Вселенной, есть верный спутник…

  • 1
  • 2