Цитаты из игры «Бесконечное лето»

Тебе надо дорожить тем, что имеешь, пусть это и достается без особого труда.

У каждой истории есть начало и конец. У каждой истории есть канва, синапсис, содержание, ключевые моменты, пролог и эпилоги. И нет такой книги, в которой при каждом новом прочтении не открывались бы вещи, на которые раньше не обращал внимания. Но у каждой книги есть своя последняя страница, перевернув которую мы ставим книгу на полку. Чтобы завтра открыть новую...

Память. Что это такое? Дарование природы, куда можно положить воспоминание и знания об предметах, действиях, мыслях. Или божья кара за дела наших предков и нас самих, чтобы мы помнили, с болью в груди, свои грехи земные? На сколько огромен этот чердак? И есть ли вообще у него границы? Сможет ли человек ответить на эти вопросы?..

Знаешь... Там, в сцене в гробнице... Я просто хотела только изобразить поцелуй, но... Внезапно осознала, что теперь всегда что-то изображаю. Прямо вся жизнь — не жизнь, а подделка какая-то. Но зачем что-то изображать, когда вот оно-настоящее? И это прекрасная вещь. Та самая, ради которой всё... Я не могу делать что захочу. И вряд ли когда-то смогу в обозримом будущем. Но вот сегодня сделала. Один раз. Бессмыслица, да? Просто маленькая девочка бормочет о своих маленьких глупых проблемах...

Как говорил мой отец — если мужчина ничего не умеет, он идёт работать охранником. А если женщина ничего не умеет — она идёт на панель. Суть одна — спать за деньги.

— Расскажи про свою жизнь. — Моя жизнь — это гонка. — Гонка? — Да. — Гонка в которой участвуют 3 участника. — Депрессия и отчание едут на одной машине, они сзади. — Я еду между этой злой парочкой и... — И... его можно назвать счастьем. — Странная жизнь. — Да. — Мы не знаем, что будет за следующим поворотом. — Может быть, короткий путь, по которому можно срезать, и догнать преследуемого. — А может быть, там конец дороги, обрыв, гора, ещё что-нибудь. — В худшем случае — отстанешь, или врежешься в серьёзную проблему, из которой не выехать. — В лучшем — догонишь впереди идущего и будешь гнать наравне с ним... — Необычное объяснение. — Согласен. — Такова моя жизнь.

Значит он не помнит, как набросился на нас с куском арматуры. Такое, конечно полезно забыть, но воспоминания — это то, что делает человека человеком. Без воспоминаний нет личности. Несомненно воспоминания о том, как ты бросался на своих друзей с арматурой в руках, это не то, что должно характеризовать твою личность.

– Какое красивое небо... Не могу поверить в то, что вы добровольно отказались от него... – А мы и не отказались. Произошло то, что называется прогрессорством – дикарю дали вместо палки автомат Калашникова. Подтянули технологический уровень, но культурный остался на уровне начала XX века. – Думаешь, человечеству пора повзрослеть? – Хотя бы немного. Входя во Вселенную, следует вытирать ноги. Иначе могут в шею вытолкать. Мы, человечество, находимся на той подростковой стадии, когда можно как возвеличить себя, так и покалечить. А потому неизбежны перегибы — всё то, что ломает отдельно взятого человека, суть симптомы пубертатного периода человечества в целом. И станет ли человечество, повзрослев, человеком, или превратится в хиккана, быдлоида или эгоистичного циника – зависит от нас самих. – Хорошо сказано. – Жаль только, не получается пока. Ни у человечества, ни у меня.

Умение говорить «нет» — не самая моя сильная сторона, особенно если просит обладательница таких потрясающих глаз.

Мне всегда казалось, что настоящее одиночество можно ощутить не в раскаленной пустыне, бескрайней степи или на вершине заснеженной горы, а в толпе. В этом потоке людей, слов, мыслей, стремлений у каждого есть цель, направление. И только я тихо брел между ними, недостойный внимания остальных. Может быть, это как разнонаправленные вектора с началом в одной точке – в декартовой системе координат им не суждено встретиться.

Маленькая квартирка без следов какого бы то ни было ремонта или даже подобия порядка, и вечно одинаковый вид из окна на серый, день и ночь куда-то бегущий мегаполис — вот условия моей жизни.

— А ведь знаешь, наша жизнь, она как свеча, у кого-то короткая, у кого-то длинная... и может погаснуть в любой момент. — Ну, тогда наша жизнь, как этот камин.

У каждой истории есть начало и конец. У каждой истории есть своя канва, синопсис, содержание, ключевые моменты, прологи и эпилоги. И нет такой книги, в которой при каждом новом прочтении не открывались бы вещи, на которые раньше не обращал внимания. У каждой истории есть начало и конец. Почти у каждой...

Вот так всегда бывает: когда теряешь вещи, которые всегда казались совершенно обыденными и естественными, понимаешь, что на самом деле они были незаменимы.

Мимолётное видение, как отблеск на очках дождливым осенним вечером, который заставляет обернутся и долго всматриваться в темноту, выискивать там нечто, мелькнувшее на краю поля зрения. Конечно, ты не успел рассмотреть, не успел понять, но почему-то оно показалось таким манящим...