59 082 цитаты известных людей

На пресс-конференции они спросили меня, могу ли я сравнить себя с каким-то известным игроком. — Нет, — ответил я. — Есть только один Златан.

Я ненавижу несправедливость и насилие. Я получал множество ударов за игру. Я принимал их, ничего не говоря, но однажды приходил момент, когда я не мог более сдержаться. Я восставал и взрывался. Это сильнее меня. Я выходец из неблагополучного района в Марселе. Здесь обычно не смакуют драки, но если кто-то провоцирует, ты обычно не даёшь ему уйти от возмездия.

Несмотря на то что в Марселе мне довелось жить в не самых лучших условиях, он всегда останется моим любимым городом. Там есть своя атмосфера, свой дух. В этом плане Марсель чем-то похож на Ливерпуль.

Я жил в неспокойном районе, но главное ведь не где ты живёшь, а с кем. Я рос в хорошем окружении. Из всех моих 20 приятелей не было ни одного, кто бы пил или курил. Всё-таки ценности, в которые верят твоя семья и друзья, определяют, будешь ты делать глупости по жизни или нет.

Важно всегда помнить, кто ты и откуда пришел. Никогда не забываю людей, с которыми рос.

… о, если б совсем потерять эту возможность сладострастной грязи, которая, знаю, таится во мне и которую я даже не понимаю, ибо я ведь и при сладострастии, при всей чувственности – не хочу определенной формы любви, той, смешной про которую знаю. Я умру, ничего не поняв. Я принадлежу себе. Я своя и Божья.

Принудительная война, которую ведёт наша кучка захватчиков, ещё тем противнее обыкновенной, что представляет из себя «дурную бесконечность» и развращает данное поколение в корне, — создаёт из мужика «вечного» армейца, праздного авантюриста.

Это все неловкие слова, по ним нельзя понять, что такое для меня, после всей жизни, значили слова: признать себя обыкновенной женщиной, сделать себя навсегда в любви, как все. Около этой мысли – какой сонм страхов, презрений, привычек… Я была все-таки в безумии, решаясь подчиниться желанию тела. И ничего не узнала. Как это отделять тело от души? А если тело – без души не пожелало? Вот и опять все неизвестно.

Идя тогда домой из редакции, я думала: вот человек, с которым я обречена на вечные оплошности, потому что если у него и было что-нибудь ко мне – то… он только лежал у моих «ног». Выше моих ног его нежность не подымалась. Голова моя ему не нужна, сердце – непонятно, а ноги казались достойными восхищения. Вот и всё.

Как у отдельного человека, так и в развитии всего человечества только любовь, в качестве культурного фактора, способствовала повороту от эгоизма к альтруизму.

Snippet with slug 'text_quotes_izvestnykh-liudei' not found