242 красивые цитаты зима

Снег все лепит, и кругом белым-бело. И домишки в серебристых переливах. И понурилось в раздумьях сиротливых Среди стужи одинокое село. Глинобитные лачуги все подряд Стали мраморными — выступы пологи. И разглажены ухабы на дороге. И овчарки ослепленные скулят.

К середине февраля зима перестает идти и застывает на месте. Небо становится серым, низким и таким тяжелым, что атмосферное давление превращается в кровяное, ветер сильным, встречным, порывистым и таким холодным, что от него ноют даже зубы из металлокерамики, снег мокрым, намертво прилипающим к лыжам, а лыжня такой длинной, что, если ее смотать в один большой клубок, то из него не выпутаться даже с помощью лыжных палок. Длиннее этой лыжни только бесконечный сон, внутри которого она без устали идет на месте, и бесконечный февраль, застывший внутри зимы, которая не кончится никогда.

Зима ушла. Бросила в лесу потемневший снег и тонкий лед и ушла налегке, взяв с собой только ледяной ветер и несколько самых верных самых снежных туч. На полянах вскрылась растаявшая наполовину несусветная путаница мышиных ходов. Вот здесь ход узенький – кто-то бежал со всех ног от кого-то, а здесь – широкий потому, что кое-кто в гостях у свояка так объелся дармовых орехов и так нализался желудевой настойки, что пришлось тащить его домой жене и детям за хвост. На трухлявом, покрытом изумрудным мхом пне стоит не шелохнется переживший все морозы и метели, превратившийся в серую мумию гриб-дождевик с черным отверстием в шляпке. Из-под усыпанного порыжевшими хвойными иголками, чешуйками растерзанных клестами и дятлами шишек, обломками сухих веток и черными листьями полупрозрачного тонкого снега настороженно выглядывает едва раскрывшийся подснежник.

... Для того, чтоб понять по-настоящему, что есть та или иная страна или то или иное место, туда надо ехать зимой, конечно. Потому что зимой жизнь более реальна, больше диктуется необходимостью. Зимой контуры чужой жизни более отчетливы. Для путешественника это — бонус.

Самое серьезное обвинение, которое можно выдвинуть против Новой Англии — не пуританство, а февраль.

Люди п**дец как любят поныть во время зимы. «Почему самолет не взлетает во время метели?». Вы будто хотите, чтобы пилот объявил по внутренней связи: «Мне сообщили, что взлетать сейчас небезопасно, но я тут подумал — по*уй, давайте все-таки попробуем!».

Каждый год в тебе что-то умирает, когда с деревьев опадают листья, а их голые ветки беззащитно качаются на ветру в холодном зимнем свете. Но ты знаешь, что весна обязательно придёт, так же как ты уверен, замёрзшая река снова освободится ото льда. Но когда холодные дожди лили не переставая и убивали весну, казалось будто ни за что загублена молодая жизнь. Впрочем, в те дни весна в конце концов всегда наступала, но было страшно, что она могла и не прийти...

Оттенки — важнейшая вещь для наблюдателя, они доводят картину до конца. Вот зимой скука, три оттенка — белый, серый и чёрный. Летом лучше — палитра богаче, можно выбирать, долго следить за изменениями. У каждой вещи свой оттенок, но живёт он отдельной жизнью.

Холодный ветер ворошил лежащий на улицах города недавно выпавший снег. Улицы окружали снеговики слепленные детскими руками, снежные ангелы и снежки. Все люди были счастливы от первого снега, ибо обычно его нужно ждать очень долго.

Ах, до чего кустисты белые ресницы У седой красавицы-зимы! В окно стучатся белокрылой птицей Декабрьские праздничные дни! За ночь белым-бела поляна расцвела, Где прежде был пустырь. Прохожие спешат куда-то по делам, Топча волшебные цветы. Снежинок вьется кутерьма, Куда ни глянешь, — всюду суета! На стеклах труженица кружева плетет зима, Мир облачая в нежности тона.

Мгновения, белые мгновения, Порывом ветра занесет в мое окно. Горит огонь, трещат поленья, Теплым безмолвием наполнен дом. Я веяние надежды слышу будто... Навстречу протяну ладони, Снежинок хрупких набирая в руки. Они растают талою водою. Но заискрится перламутром утро, Погонит прочь тоску былую, И тихо в сердце встрепенется чудо, Улыбку на устах моих рисуя.

В садах асфальтово-бетонных Ночные распускаются огни. И только лишь фонарь бездомный, Глядя в окно, со мною коротает дни. Мне шепчет ночь: “Прошу, останься!” Но за руку берет и тянет за собою сон. Я ухожу, и буду еще долго возвращаться, Чтоб до последнего держать твою ладонь. Во сне я птицей был, а может, не был, Но поутру опять искал глазами неба… Клевал краюхи хлеба с чьих-то рук, Искал весну, но лишь зима вокруг. Когда-нибудь в потоке лиц усталых, Я все же разыщу свои родные берега. Но, а пока за чередою взглядов талых, Лишь тени солнца да холодные снега.

Зима пришла седая, Под снегом хорохорятся дома. Сугробы обнимают тротуары,Ночь одичалая темна. Горят огни тепличек, Пропитан воздух тишиной. Снежинки сыплются на плечи Цинично мелкою крупой. Березки жмутся у обочин, Гнут металлические шеи фонари. Как много в мире одиночеств, И сколь ярки домов огни...

Она повяжет шарф на исключительный манер, И снова побежит куда-то. Сквозь остановки, время, Толпу людей и ветер перемен, Из даты в дату. Сквозь дремлющий послесубботний город, Где белый снег разбрасывает поцелуи как любовник Всем без разбору, Оставив послевкусием холод. Есть некий шарм в её глазах, Всегда улыбка как бы невзначай. Когда она с прищуром смотрит на тебя, Улавливаешь тонкий аромат печали. В теплице своих слов Она выращивает клятвенные обещания И любовь, Но на прощание Провожает контуром поджатых губ, И новых встреч не обещает. Её витиеватый слог немного груб Порой бывает. В стихах коктейль из чувств. Когда перемешав, не взбалтывая, выпиваю Осадком остается грусть Воспоминаний.