146 красивых цитат про права

Ещё одна вещь для вас, последняя в нашей гражданской книге — ПРАВА. Боже, все люди в этой стране постоянно бегают вокруг и кричат об этих правах: «У меня есть право, у тебя нет права, у нас есть право, у них нет права». Народ, я ненавижу портить вам веселье, но нет такой вещи, как «права», ок? Это выдумка, мы их придумали, как Бугимэна, Трёх поросят, Пиноккио, Мать Гусыню, х**ню типа того. «Права» — это идея. Они просто выдуманы. Это милая идея, но это всё. Милая и выдуманная. Но если вы думаете, что у вас есть права, позвольте спросить вас вот что: «Откуда они взялись?» Люди скажут: «Ну они были даны Богом, это Богом данные права». Вот и снова мы о том. Оправдание Богом. Последнее прибежище человека без ответов и аргументов — «они даны Богом». Всё, что угодно, что мы не можем объяснить должно быть снизошло от Бога. Лично я, народ, думаю, что если ваши права даны Богом, он бы дал вам право на какую-то ежедневную еду и дал бы право на крышу над головой, бог бы присматривал за вами. Он бы не волновался о том, есть ли у вас пистолет, потому что вы можете напиться в воскресный вечер и убить родителей подружки. Но скажем — это правда. Скажем, Бог дал нам эти права. Но зачем ему давать нам определённое количество прав? Билль о правах в этой стране имеет 10 положений. ок? 10 прав. И очевидно, Бог неряшливо поработал эту неделю, потому что нам пришлось изменять этот билль еще 17 раз, потому что бог забыл пару вещей, типо как рабство, просто выскользнуло у него из головы. Но скажем, Бог дал нам изначально 10 прав, британцам он дал 13, у немцев 29, у бельгийцев 25, у шведов только 6, а некоторые люди в мире не имеют вообще никаких прав. Что это за божий промысел? Вообще нет прав? С чего бы это Богу разным людям в разных странах давать разное количество прав? Скука? Развлечение? Плохая арифметика? Неужели после всего мы просто выясним, что Бог не силён в математике? Нет, это не похоже на божественное планирование. Больше похоже на людское планирование. Выглядит, будто одна группа пытается контролировать другую. Другими словами, бизнес — обычное дело в Америке. Теперь, если вы думаете, что у вас есть права, одно последнее задание для вас. В следующий раз, когда будете у компа, зайдите в Интернет, идите на Википедию, в поле поиска наберите «японские американцы 1942 год» и вы узнаете всё о ваших драгоценных правах. В 1942 году 110 тысяч японо-американцев, благонадёжные, законопослушные люди были брошены в военные лагеря просто потому, что их родители родились не в той стране. Это всё, что они сделали не так. У них не было права на адвоката, не было права на честный суд, не было права на жюри присяжных, без прав на расследование любого вида. Единственный путь, который у них был, прямо вот сюда — в военные лагеря. Именно тогда, когда этим американским гражданам больше всего были нужны их права, правительство их отняло. А права — это не права, если кто-то может их забрать. Это привилегии, и это всё, что мы когда-либо имели в этой стране — перечень временных привилегий. И даже если вы хоть изредка читаете новости, понимаете, что этот список с каждым годом становится всё короче и короче. Когда дело касается прав, лично я думаю, что две вещи правда: у нас либо неограниченные права, либо вообще нет прав. Лично я склоняюсь к неограниченным правам.

— Ну, жена, подавай обед. — Обед? Какой обед? — У тебя что, нет обеда? — Нет, а как же я его могла приготовить? Ни продуктов, ни посуды. И соседка сказала — тревога, не жди... — Верочка, ты молодая, неопытная, жила с мамой, я тебя не осуждаю. Но постарайся запомнить раз и навсегда что я тебе скажу: обязанность мужа — служить и приносить домой деньги, обязанность жены — вести дом. Не хватает чего-то, придумай где взять. У каждого из нас есть свои права. Моё право — придя со службы увидеть лицо жены без следов слёз. Признавайся, плакала сегодня? — Да. — Это твое дело. Можешь плакать сколько угодно и где угодно, но как только я вернулся домой, ты должна быть умыта, свежа и весела. Понимаешь? — Шуничка, я больше не буду плакать. Никогда. — Это не всё. Моё право мужа — вернуться домой, сесть и пообедать. Усвоила? — Усвоила. — И мне абсолютно всё равно из чего ты сделаешь обед. Но обед в этом доме должен быть каждый день. Независимо от тревог, учений и даже войны. Это мое право. Поняла? — Поняла. Шуничка, я только одного понять не могу. Свои права ты перечислил. А где же мои права? — У тебя одно право. Быть любимой. Или тебе этого мало?

Цитата из фильма «Благословите женщину»

Все эти истории с расизмом мне кажутся надуманными. Уже нет никакого расизма, всё нормально, всё хорошо у них. У них первый чернокожий президент, компания «Apple» купила у Доктора Дре наушники «Beats» за восемь миллионов долларов. Наушники! Не Доктора Дре и всю его семью, а наушники. Тайгер Вудс играет в гольф. Самый белый вид спорта и он там не шарик в зубах держит. Он там чемпион. Вполне возможно, что Тайгер играет с потомками бывших рабовладельцев. Скорее всего, прадед одного из его соперников стрелял в его пробабку, когда та с гирей на ноге пыталась свалить по тростниковому полю и упала в лунку. И так, собственно, и придумали гольф, мне кажется. Поэтому я думаю, что темнокожим уже нужно успокоиться и нормально жить, потому что сейчас есть кому побороться за свои права. Там за темнокожими такая очередь из пидарасов стоит, что я бы на месте темнокожих не башней вертел, а смотрел, кто там сзади пристроился. Потому что кого там только нет. Гомосеки, педофилы... <...> Сейчас есть кому побороться за свои права. Сейчас на последней церемонии вручения «Эмми» все люди, которые подходили к микрофону и что-то говорили были с зелёными ленточками. Зелёная ленточка — это теперь символ борьбы за права трансгендеров. Трансгендеры — это люди, которые поменяли пол. Мужчины стали женщинами, женщины мужчинами. И все выходили и говорили: «Нужно бороться за права трансгендеров. Это тоже люди. Не все права ещё защищены». Я смотрел и думал: ребят, а что с индейцами? С индейцами как? Прикольные ребята такие с перьями, вы на их территории живёте. Что с их правами? Весёлые такие этночуваки, вы им чумные одеяла подкидывали. Мне кажется, они там стоят в резервациях в перьях и в шоке от того, что происходит. Они говорят: «Белое перо, они борются за права мужчин, которые хотят быть как женщины. Что с нами не так? Мы же просто хотим, чтобы нас в фильмах перестали играть югославы и всё. Это наше единственное требование».

Цитата из телешоу «Stand Up»

Мне просто страшно... Я отношусь к ЛГБТ-сообществу... я считаю, что это абсолютно личный выбор человека кого и как любить! Если вы убиваете за право испытывать самое прекрасное чувство неважно к кому, то вы — зверь! Я не хочу жить в одной стране со зверьем.

Безопасность кого-то сегодня — это твоя завтрашняя безопасность на той же дороге. Сегодня ты проявишь солидарность, помогая убрать опасность с дороги других, а завтра тебе не придется тратить силы и время на собственную безопасность, идя теми же коридорами власти.

Раз так сложилось, что для всех очевидно, что мы такие тупые и не можем освоить правила вождения, почему же мы на права сдаём наравне с мужчинами? В спорте же разные нормативы для мужчин и женщин. А на экзамене по вождению нам дают одинаковые вопросы. Нет специальных вопросов для женщин из серии: «Вы поворачиваете налево, поворотник в какую сторону вам надо включить?»

Юлия Ахмедова, из телешоу «Stand Up»

Итак, право на свободу и на стремление к счастью имеется несомненно, но возможность осуществления этого права чрезвычайно сомнительна. В слишком опасном соседстве с денежными подвалами Уоллстрита находится это право.

Абстрактно рассуждая, твердая власть так же хороша, как свобода; но мог бы я, находясь в здравом рассудке, десять лет назад поздравлять Францию с тем, что она удовлетворена своим правительством, не разобравшись, какова природа этого правительства или какими методами оно управляет? Должен ли я сегодня поздравлять эту страну с освобождением только потому, что абстрактно свобода может быть отнесена к благу для человечества? Должен ли я всерьез поздравлять безумца, который бежал из-под защиты сумасшедшего дома и благотворного мрака своей палаты только потому, что он вновь получил возможность пользоваться светом и свободой? Должен ли я поздравлять убийцу или разбойника с большой дороги, разбившего оковы тюрьмы, с обретением им своих естественных прав? Это походило бы на эпизод освобождения преступников, осужденных на галеры, героическим философом — Рыцарем Печального Образа.

В России любой человек существует только для того, чтобы служить государству; если он противопоставляет себя государству, он изменник, а защита от изменников, как от отдельных людей, так и от групп, – долг любого общества. Так что в данном случае биологический долг совпадает с политическим. Но у вас считают, что государство существует для того, чтобы служить индивидуумам, из которых состоит общество. Поэтому вашу совесть будет мучить мысль о нарушении наших «прав».

Я не активистка. Меня не интересуют противоречия, политика, но меня волнуют равные права, права человека и животных. Я стараюсь делать все, что в моих силах, стараюсь быть лучше, чем я была вчера и буду завтра.

Протестовать по поводу корриды в Испании, поедания собак в Южной Корее или забоя тюленей в Канаде, продолжая есть яйца кур, которые всю жизнь провели в клетках, или телятины от телят, которые были лишены их матерей — все равно, что обличать апартеид в Южной Африке, прося своих соседей не продавать свои дома чернокожим.

Права — система правил поведения, гарантированных государством. Юридическое право опирается на законы и обеспечивает свободу пересечения границ, выбора религии, получения образования и т. п. Отношения между людьми регулирует моральное право, основанное на принципах справедливости. Ущемление личных прав и свобод человек ощущает, исходя из собственных рассуждений и опыта. Именно это мы имеем в виду, когда говорим: «Имею право знать», «Ты не имеешь права запретить мне» и т. п.

Иногда моральные права закреплены юридически. Например, врачи по закону не могут разглашать тайны пациентов. Понятие права тесно связано с моралью. Так, права человека являются неотъемлемыми для каждого, независимо от гражданства, цвета кожи, пола, религии и других признаков. Любой человек имеет право на жизнь, свободу, здоровье, труд, отдых. Лишение или ограничение некоторых прав возможно только по решению суда.