77 красивых цитат про царей

После битвы при Херонее Филипп [Македонский] обратился к Архидаму, сыну Агесилая, с письмом, написанным весьма надменно. Тот ответил: «Если ты, царь, измеришь свою тень, то обнаружишь, что она не стала больше, чем была до победы».

Умные люди не надеются на милость царей, мудрецы — на слова сумасшедших людей. Цари — люди своевольные, сумасшедшие — воли лишенные, таких избегают благоразумные мужи.

Душа — это царь страны тела, если она здорова, и тело здорово, если она больна, больно и оно. Того, кто владеет душой своей, можно считать царем царей. От чистоты и нечистоты души зависят чистота или нечистота тела, так же как благоустроенность и неблагоустроенность царства зависят от справедливости и несправедливости царя. Царь — душа государственного тела, душа — царь телесного государства. Бейт: «Для пользы государства здоровым должен быть прибежище страны — великий государь, Душа для пользы тела здоровой быть должна, ведь в государстве тела она — великий царь». Царь должен иногда быть милостивым, а иногда суровым. Чтобы отличать своего от врага, он должен быть проницательным и мудрым, чтобы отличать друга от недруга, он должен быть опытным и разумным, потому что и друг и враг из страха или надежды ведут себя как рабы царя. Они не покажут, каков их настоящий лик, пока не настанет удобный для этого миг.

Уровень его знаний соответствует образованию гвардейского офицера, что, само собой разумеется, недостаточно не только для управления государством, но и для оперативного руководства всей вооруженной силой на войне.

В царской России можно было поменять фамилию только с разрешения царя. Однажды к Александру Третьему с просьбой переменить фамилию обратился купец с фамилией Семижопкин... А Александр Третий написал на прошении: «Сбавить две». И купец стал Пятижопкиным.

— Соломон, возлюбленный сын мой, — говорю я ему голосом, пониженным до уровня священной серьезности, — я собираюсь ныне открыть тебе бесценную тайну всякого царствования, которая позволит тебе править достойно, заручившись почтением всех твоих подданных, даже тех, кто исполнен вражды к тебе. Ты ведь хочешь когда-нибудь стать царем, правда? Царём стать хочешь? — Царём стать хочу. — А почему ты хочешь стать царём? — Потому что люблю обезьян и павлинов. — Обезьян и павлинов? Шлёма, Шлёма, ты сказал — обезьян и павлинов? — Я люблю обезьян и павлинов. — Ты любишь обезьян и павлинов? — А ещё я люблю сапфиры и престолы из слоновой кости, обложенные чистым золотом, и чтобы два льва стояли у локотников, и ещё двенадцать львов стояли на шести ступенях по обе стороны, и чтобы на кедрах внутри храма были вырезаны подобия огурцов и распускающихся цветов. — Огурцов и распускающихся цветов? — Ага, огурцов и распускающихся цветов. — И поэтому ты хочешь стать царём? — Это мама хочет, чтобы я стал царём.

– Странные, странные люди эти китайцы, Кулум, – добавил Струан. – Например, из трехсот миллионов человек только император имеет право писать алой тушью. Попытайся представить себе это. Если бы королева Виктория заявила в один прекрасный день, что отныне только ей дозволено пользоваться красными чернилами, как бы мы ни любили её, сорок тысяч британцев в тот же миг отказались бы от всех чернил, кроме красных. Я бы сам первый так поступил.

Некто сказал: — При несправедливом царе государство быстро приходит в упадок, а при справедливом — стоит незыблемо, ибо несправедливый правитель все разрушает, а справедливый — созидает. Но разрушение совершается быстро, а результаты созидания видны лишь по истечении большого времени.

Кир написал мудрецу Хурмузду: «Если бы правители знали, как они нуждаются в мудрых советниках, а мудрецы понимали, насколько они не зависят от правителей, то не было бы ничего удивительного в том, что правители постоянно обивали бы пороги мудрецов». Дело в том, что правители нуждаются в мудрецах значительно больше, чем мудрецы в правителях.

Рассказывают, что во времена Хосрова один человек расхаживал по улицам и выкрикивал: — Кто хочет купить три изречения за тысячу динаров? Подходите, покупайте! Когда царь это услышал, он подозвал человека и спросил: — Что это за изречения? — Положи динары, и тогда ты их услышишь, — ответил мудрец. Когда динары были приготовлены, он сказал: — Первое мое изречение гласит: «Нет в твоем царстве ни одного по-настоящему порядочного человека». Второе мое изречение гласит: «Хотя все люди таковы, невозможно избегать их и без них обходиться». Третье изречение вытекает из предыдущих: «Царь должен знать меру зла, заключающуюся в людях, дабы в большей или меньшей степени избегать их». Понравились эти изречения царю. Он похвалил мудреца и велел выдать ему приготовленные динары, но тот от денег отказался. — Почему же ты так настойчиво спрашивал их и даже захотел, чтобы их заранее приготовили? — удивился царь. — А я задумал проверить, найдется ли в наше время хоть один человек, который готов расплачиваться золотом за мудрость, — ответил философ.

Бузурджмихр сказал: — Некоторых помощников царя можно уподобить метательному копью — они охраняют только на почтительном расстоянии. Другие напоминают стрелы — они улетают и не возвращаются. Третьи же похожи на мечи, которыми можно пользоваться лишь на близком расстоянии.

Какой-то человек преподнес царю подарок. Но этот подарок царя не обрадовал, а огорчил. — Чем ты огорчен? — спросили царя. Он ответил: — Как мне не огорчаться! Ведь какой бы дорогой подарок я ни преподнес этому человеку впоследствии, он будет считать, что я сделал это в знак благодарности за его подарок. Царь всегда должен дарить раньше, чем дарят ему.

Царь — титул монарха у славян, в переносном смысле обозначает доминирование (медведь — царь леса). Первым титул «царь» в 917 году принял болгарский монарх Симеон. Потом славяне применяли слово по отношению к римским и византийским императорам. Первым царём Русского государства был Иван Грозный (1547 г.). В 1721 году Пётр I объявил себя императором. Титул «царь» использовался и позже, например, в странах Запада так продолжали называть российских монархов. Также царями назывались самодержцы Сербии и Хорватии. Супруга царя — царица, его сын — царевич или цесаревич, дочь — царевна или цесаревна.