124 красивые цитаты про птиц

Иногда я думаю <...>, что нам следовало быть свободными и естественными, как птицы. Что мы подумали бы о птице, не такой, как другие, лихорадящей, которая никогда не летала бы, а всё время сидела в гнезде?

Оттуда, где пурга ярится-злится, А холод — за предельною чертой, Пингвины, экзотические птицы, К нам прибыли супружеской четой. Красивы, элегантны, хоть не ярки, Не суетливы (в этом нас мудрей!) Освоились, обжились в зоопарке И вовсе не чураются людей.

Дятлёнок выпал из дупла. Быть может, Опробовать хотел он высоту? Я к дереву поднёс птенца — и что же? Он медленно наверх пополз, к гнезду... Я к истине простой пришёл сквозь годы: Всё сущее ты чутко возлюби, Не вмешивайся грубо в жизнь природы - Ты ей порой тактично пособи.

Но мир вокруг оставался непоколебимо спокойным: мелкие волны ритмично накатывались на берег и отступали, за спиной шуршали огромные перистые листья пальм, чайки добавляли к этой мелодии свои более высокие нотки, а откуда-то из леса доносились приглушенные позывы «угык-угык» еще неизвестной ей птицы.

Так уж получилось, Что заложником я стал.Суета, нелюбимая работа, Бегу с одного на другое… В поисках счастья, Улечу однажды я, Как птица в даль, К южным берегам.

Есть выражение «свободен как птица», но птицы вовсе не свободны, насколько Саффи может судить: они связаны друг с другом привычками, сезонными потребностями, биологией, природой, самим своим происхождением на свет. Не более свободны, чем другие.

Голубей и горлиц тоже можно было приучить носить письма. Но ворон сильнее. Крупная, отважная и умная птица способна отбиться от ястребов... Но вороны черны пером и едят мертвечину, а посему некоторые люди испытывают к ним отвращение.

Вообще-то вороны едят зерно, но предпочитают мясо. Оно придаёт им силу, к тому же птицам приятен вкус крови. В этом они похожи на людей... Ты, наверное, не знаешь, что подобно людям, вороны не похожи друг на друга.

Старик, который любил птиц. Скамейка, подсохший хлеб и пёстрые голуби, воркующие о весне и доверчиво подходящие так близко, что можно рассмотреть в круглых глазах отражение парка и кусочек неба. Это всё, чем он владел, но большего он и не желал. Но как трогательно, как глубоко он любил эту резную скамейку, этих смешных неуклюжих птиц. Так может любить человек на излете жизни, человек, смирившийся с одиночеством, человек, у которого не осталось ничего, чем можно дорожить, что страшно однажды потерять. Когда-то давно он любил море, и сейчас шорох крыльев напоминал ему мягкий шёпот прибоя. Раскидав хлеб, он закрывал глаза и ему казалось, что он слышит крики чаек, и воздух пахнет солью, а он так молод, так счастлив, и вся жизнь ещё впереди, и лучшее обязательно случится. И тогда он обнимал слабыми, дрожащими руками свой крохотный мирок, далёкий от суеты города, рождённый на углу парка из тихой нежности и блеклых воспоминаний, и не хотел умирать. Когда ему стало плохо, когда приехала скорая и какие-то люди с ласковыми улыбками на равнодушных лицах увозили его, он плакал. Нет, не от боли, она привычна, она по сути своей пустяк. Но он плакал и пытался дотянуться до кармана, где еще лежали остатки хлеба, остатки его собственной жизни.

Что влечёт наших северных птиц, Прорубая тоннели сквозь воздух, Возвращаться от южных границ На холодные старые гнёзда? Проплывают моря, города...Ночь ружейными смотрит стволами... Возвращаются птицы туда, Где впервые взмахнули крылами.

Улетают птицы, улетают, Отрываясь трудно от земли, В синем небе клином проплывают, Над селом курлыча журавли. Что их ждёт — неведомые дали? Трудный перелёт через моря? Сколько в птичьем голосе печали Под осенним небом сентября.