77 красивых цитат про свободу слова

Украина имеет право на украинский характер государства, так же как Россия приняла закон о добровольном изучении татарского, а в Израиле принят закон о добровольном изучении арабского языка и еврейском характере Израильского государства.

При Путине в полицию берут только тех, кто не прочел в детстве Родари, Носова, Бриннера, Оруэлла, Леца, Зощенко, и потому эксперты на работе читают эти книги на предмет экстремистских высказываний в адрес исполнительной власти?

Одни читали Библию и рубили руки старообрядцам, уничтожали старообрядческие книги и иконы и сжигали в деревянных клетях проповедников-старообрядцев, а в дальнейшем в СССР запретили читать Библию, но тоже расстреляли 600000 человек с 1937 по 1939гг. Так что проблема не в Библии, but in people.

Кэрол Тэтчер заявила: «Политкорректность дошла до абсурда». Ее, мол, лишили свободы слова. Я ответил: «Послушайте, свобода слова здесь не при чем. Да и вообще, свобода слова не означает, что можно говорить что угодно, и тебе ничем не возразят. Как раз наоборот, свобода слова дает нам право сказать вам: «Мы считаем, что вы неправы». Политкорректность — это не наказание. Это всего лишь уважение и равное отношение к людям.

Иностранные вещатели RT и Sputnik непрерывно работают с оглядкой на своих адвокатов, понимая, что любая оплошность немедленно будет поставлена им в вину. В результате единственный случай официальных претензий к ним, когда британский регулятор Ofcom в октябре 2016 года заблокировал счета RT за то, что RT якобы освещало события на Украине с одной точки зрения, а надо, мол, рассматривать все различные позиции. Вредоносность, иными словами популярность российских каналов, среди критически мыслящей части американцев отражает растущее недоверие к собственным американским СМИ. По результатам опроса, проведенного американским «Центром первой поправки» и изданием USA Today еще в 2015 году, только 24% взрослых американцев считают, что американские СМИ пытаются объективно освещать новости. 70% опрошенных с этим не согласны. Это обескураживающие результаты для тех, кто всю жизнь занимается журналистикой, цитирует USA Today главу «Центра первой поправки» Кена Полсона. Очевидно, что с 2015 года ситуация точно не стала лучше.

Молчание, если оно только не происходит из особенной, даже иногда весьма похвальной при настоящей организации общества осторожности или боязни, чтоб речь не была перетолкована во вред говорящему людьми официально неблагонамеренными (см. слово Шпион), в большей части случаев бывает прямым следствием и указанием неполноты умственного развития <...> Смешон поэтому в глазах всякого истинно мыслящего человека укор в бесталантливости там, где была бы жалкая посредственность законодательницей и где самая талантливость являлась бы чем-то враждебным духу тамошних общественных учреждений!.. Не странно ли там искать ума, усовершенствований и изобретений, где всякое обнаружение разумности, всякое нововведение было бы чем-то противузаконным, безнравственным… где однообразие, монотонность, безмыслие и бессмыслие — закон общественной жизни… как это и есть в Турции или Китае!.. …Для общества, не привыкшего к рассудительности и разумности, слова мудреца будут словесами безумия!.. Невольник никогда не может быть красноречивым. …Как война родит великих полководцев, так время народных волнений производит великих ораторов. Разительные примеры представляет в этом отношении Франция.

... Это неотъемлемое право человека — считать священным то, что ему заблагорассудится. Если вы хотите наделять земные объекты сверхъестественными свойствами, то пожалуйста... Но лично я не считаю, что это даёт вам право указывать другим, что считать священным, и говорить мне, какие исторические фигуры мне можно или нельзя высмеивать... Это не даёт вам право говорить мне, кого мне можно или нельзя критиковать и какие слова при этом можно или нельзя использовать. Так как если история научила нас хоть чему-то, то это вот что: если много людей считают человека, предмет или инстанцию священной, то для них они по определению вне критики. Но, к сожалению, как только человек оказывается вне критики, это неразрывно ведёт к коррупции.