Цитаты Ольга Громыко

Породистые — они все такие, бестолковые. Их же не по мозгам отбирают, а по всяким там стандартам — чтоб усы погуще или хвост подлиннее, а что у них в черепушках, заводчиков не интересует.

Потом Тед добрый час крошил на кухне мясо, лук и пальцы, попеременно пользуясь ножом и баночкой с медицинским коллоидом, а Дэн, Полина и Котька сидели вокруг стола, благоговейно внимая. Тишину нарушали только громкое одобрительное мурлыканье да ругань пилота, в очередной раз приправляющего маринад своей кровью.

Джаю показалось, что в глазах жреца мелькнуло неподдельное сочувствие к Темному – это ж достанется ему такой подарочек! Небось и семи часов в обществе «сороки» не выдержит, не то что положенных семи лет!

Минут пять Мельрик напряженно слушал, потом сообразил, что до конца еще далеко, а глаза уже съезжаются к носу.
— О себе я и сам все знаю, — прервал он чтеца. — Ты давай сразу скажи: благоприятный ли сегодня день для совершения подвига?

— Не хнычь, сестренка. — Брат покровительственно похлопал меня по плечу, оставив на роскошном наряде отпечатки перемазанных шоколадом пальцев. — Завтра, как только откроют ворота, я пойду в город и найду нам толкового мага.
— А если не найдешь?
— Ринка, ты пифия или баньши? — рассердился Дар. — Лучше бы напророчила чего полезного. Вроде: «… вижу… ВИЖУ!.. дорога… лужа… дохлая кошка… третий поворот от кузницы, желтый дом с двумя трубами, условный стук: три длинных, два коротких, пароль «принимаете ли вы в починку мельничные жернова?», отзыв «король умер, да здравствует его призрак!».

Дракон пристально изучал возвращенный бриллиант:
– Это надо же! Поцарапали!!! Ну Вольх-х-ха, с-с-скажи, что надо с-с-сделать, чтобы поцарапать алмаз-с-с?
– Одолжить его адептам-практикантам, – не задумываясь, ответила я.

— Футляр футляром, но, если начнется болтанка и его пару раз приложит о стены или сплющит между двумя контейнерами, нам мало не покажется. Во-первых, не расплатимся, во-вторых, не отмоемся.
— Будем пахнуть, как парфюмерная фабрика? — хихикнула Полина.
— Скорее как скотомогильник, — разочаровал ее капитан.

— Ты уверен? — засомневалась Полина. — Какое-то оно синеватенькое…
— Женщина, не учи сына фермера разбираться в мясе, — снисходительно бросил пилот, завязывая пакет.
— А ты не учи зоолога отличать мышцы от сухожилий, — парировала девушка. — Мы же его не прожуем!

Станислав пролистнул пару страниц, любуясь красавцами-скакунами, но зачем кому-то по доброй воле на них влезать, так и не понял. Это же животное, мало ли что ему в башку стрельнет — закусило удила и понесло! А там хоть ты хлыстом его, хоть загадочными «шенкелями» — бесполезно.

— О, слушай, а давай мы с Полиной тебя в «Матушку Крольчиху» сводим!
— Нет, это без меня! — поспешно открестилась Полина.
— Почему? Лицензионные девочки-мальчики, и кафешка там неплохая…
— Извини, но я воспитана в более пуританском духе, — отрезала девушка.
— Я тоже, но в космосе он быстро выветривается.

Тед в юности тоже таким грешил, но, перейдя во «вражеский лагерь», со стыдом обнаружил, что девяносто процентов несостоявшихся аварий — заслуга корабельных пилотов, с матюгами притормаживающих и пропускающих идиотов. Причем не из сострадания, а от нежелания отскребать их с обшивки.

— Но тортик — это как-то мелко, — все-таки возразил пилот. — Хотя если засадить в него стриптизершу…
— Чтобы Дэнька ее пристрелил, когда она внезапно оттуда выскочит? — съязвила Полина. — И Станислав Федотович тоже, боюсь, не удержится.