Цитаты из сериала «Лузеры / Хор»

Я буду лежать здесь, пока не приедет мусоровоз, и пусть он раздавит меня на смерть.

— Итак, чем займемся? — Будем играть в покер на раздевание. Я принесла презервативы. — Бекки, мы с Блейном геи, помнишь? — Раньше меня это никогда не останавливало.

— Говорят, лучшее время для начала любого бизнеса — это время спада. Не знаю почему и не знаю даже, что такое спад, но, насколько я понимаю, мы как раз находимся в этой стадии. — Он такой умный. Не могу поверить, что его отчислили из колледжа.

Вы вообще смотрите на свои телефоны? Рейчел застряла в Лос-Анджелесе! Нам нужно задержать сегодняшний спектакль до её возвращения. Я думал, мы могли бы сказать, что в театре заложена бомба, или клопов напустить, или я мог бы вбежать в холл с криками: «Эй, Барбара в парке дает бесплатный концерт!»

— Мне нужно с тобой поговорить. Я люблю с тобой целоваться... и все такое. — Это не измена, потому что... — У девочек все иначе. — Ну да. — Когда мы встречаемся с Арти, мы с ним говорим о чувствах. — Зачем? — Потому что так гораздо лучше. — Смеешься? Лучше вообще, когда нет никаких чувств. Как по мне, лучше даже в глаза не смотреть. — Не знаю. Наверное, я просто не понимаю наших отношений.

Одни могут задаваться вопросом: зачем? Зачем возрождать «Смешную девчонку»? Великое шоу с великой звездой. Зачем, когда вокруг так много замечательных сценариев, Сидни Грин решил откопать старую театральную постановку? Что ж, честно говоря, у меня есть только один ответ — это Рэйчел Берри. Требуется много наглости, чтобы натянуть гольфы на шнуровке, принадлежащие величайшей звезде, и сделать Фанни по-своему. И у Рэйчел этого достаточно. Но у нее также найдется кое-что еще... Талант! Горы таланта! И я говорю не об Аппалачи. Берри — это Альпы. Я уверен, что смог бы найти изъян в игре этой начинающей актрисы, но, постыдитесь все, у кого хватит смелости критиковать дерзкие ошибки сверхновой звезды, рождающейся у нас на глазах. Я молюсь Богу, чтобы никто не видел меня, в тайне вытирающего слезы, во время ее исполнения «Who Are You Now?». Я не знаю, как в этом хрупком теле Берри смогла найти те чувства, что она донесла этой песней, но она растопила ледяное сердце этого критикана. Я надеюсь, что это шоу будет еще долго не потому, что все снова должны увидеть «Don't Rain On My Parade» или то, как продюсерам удалось построить на сцене настоящее судно, а потому, что я хочу некоторое время наслаждаться Рэйчел Берри. Я знаю, что вернусь на очередной аншлаг, Рэйчел Берри.

Я хочу им всем показать. Всем, кто когда-либо переходил на другую сторону дороги, когда я шел навстречу. Или не вызывал меня на уроке, думая, что я пукну в ответ. Или говорил мне, что я закончу на заправке. Доказать им, что мы стоим чего-то. Мы больше, чем они думают.

— Даже в самой глубокой депрессии я не пойду на свидание с кудрявым. — Не волнуйся, Сью, это не свидание. — Я, наверное, всё равно не пойду.

Я пойду в приют для животных и возьму для тебя котенка. Я даже позволю тебе влюбиться в этого котенка, а однажды, в темную холодную ночь, я украду его из твоего дома, да еще и ударю тебя в лицо.

Как там говорится? Шоу должно быть повсюду... или что-то вроде этого.

Кто теперь будет останавливать меня от идиотских поступков и от поступков, причиняющих боль другим людям? Кто теперь будет напоминать, кто я есть на самом деле?