Цитаты из книги «В каждом молчании своя истерика»

Те самые отношения — это когда ты бросаешь кучку своих встревоженных чувств на плаху любви и ожидаешь, а что же будет дальше? Ничего. Ничего особенного: казнь состоится, тебе снесет башку, ты будешь бродить без нее какое-то время на ощупь, пока не акклиматизируешься, и отец не прочтет матери в вечерних новостях объявление: «Найдена женская голова, потерявшую просим позвонить по телефону… Интим не предлагать».

— У тебя есть апельсин?
— Нет, а зачем?
— Меня тошнит.
— Я постараюсь найти.
— Теперь ты понимашь, как мы будем жить, если поженимся: ты станешь исполнять мои капризы, а меня будет тошнить от тебя.

— Их двое, один предлагает руку, другой сердце. Скажи, как мне быть?
— Ты знаешь формулу настоящей любви?
— Нет.
— Она проста: 1+1=1.
— Расшифруй.
— Единственного не может быть больше одного.

Теперь я понимаю тягу женщин к художникам. Последние умеют смотреть и рисовать их такими, какими они хотели бы себя видеть. А женщины готовы вдохновлять.

— Зачем тебе тогда нужно было второе высшее?
— Ну как, я ведь ещё многого не знаю.
— Чего ты не знаешь?
— Я не знаю, как жить дальше.

— Каждый мужчина на свидании — это, по сути, боец, штурмующий неожиданно возникшую на его пути, прекрасную сексуальную крепость. Несомненно, его ждёт успех, если он будет действовать под девизом: «Взять любой ценой». Ещё ни одна женщина не могла устоять перед щедростью.

Люди никогда меня не поймут. И дело даже не в том, что я сама себя не могу понять. Дело в том, что мне нужен один, который сумеет это делать лучше других, лучше меня.

— Что, телефон забыл? — открыла она мне дверь.
— Нет, соскучился.
— Ты серьезно?
— Серьезно. Только попрощался с тобой, вышел на улицу, и так защемила тоска, что захотелось позвонить, а телефона нет.

Когда будет четверг, я подумаю, что будущее в пятнице, когда будет рано, я буду ранен будильником, когда будет поздно, я опоздаю, когда будет ночь, никто не поверит, что это навсегда, когда будешь звонить — не звони сразу в дверь, когда умрешь — не забудь помыть посуду, когда ты станешь умной — я буду скучать по глупостям, когда будет пятница — я опять напьюсь, когда я это пойму — наступит воскресенье, проснувшись, я подумаю о вечном: зачем нам постель, если мы там не можем спать с кем хотим, у четверга нет будущего.

— Очень трудно признавать собственные недостатки, особенно женщине.
— Мне нет.
— Неужели? Ну, назови хотя бы один.
— Я жадная! Я никогда ни с кем не смогу тобой поделиться.