Цитаты из телешоу «Право знать!»

С точки зрения идеологии, то могу вам сказать, — да, мы заменили пустое неверие и разочарование Советского Союза государственным национализмом, патриотизмом, который разделяет большинство населения. Это крепкая основа для сохранения государства, поэтому Россия несравненно сильнее, чем Советский Союз.

Конец 60-х — начало 70-х годов, конечно, мы чувствовали себя догоняющими, мы чувствовали себя слабыми — это была наша глупость. Советский Союз в начале 70-х годов, когда ещё к тому же Америка погрязла в катастрофической для неё войне, вьетнамской, которую она проигрывала и политически и в военном отношении, чудовищные деньги угробила, был абсолютно неуязвим. И у нас была возможность с середины 70-х годов до где-то… и мы эту возможность упустили. Если, сейчас упустим, то мы можем оказаться снова в том положении, в котором мы оказались к концу 80-х годов, когда мощи было ещё очень много, а внизу всё начало разваливаться. Поэтому то, что провозглашён курс на внутреннюю модернизацию, я надеюсь, что он провозглашён всерьёз и надолго, меня радует, но я помню 70-е — 80-е годы, мы были фантастически сильны и упустили эту возможность.

А я считаю, что нечего было с самого начала и улыбаться. Надо было сказать: «Вы хотите быть врагами — тогда бойтесь!» Вот теперь бойтесь, потому что вы в НАТО, и вот теперь… мы были хорошими соседями, не очень удобными, очень большими, с трудной историей, а вот теперь, поскольку вы в НАТО — вы боитесь, потому что вы являетесь наконечником копья, который в любой момент может быть сломан, если вдруг будет кризис.

— Сейчас идет нарратив, что все катится к большой войне. У Вас, как у женщины с потрясающей интуицией, есть такое ощущение?
— Нет. Это ощущение возникло после захода этих несчастных корабликов в наши воды. Оно резко усилилось. Я помню, что все: а-а-а-а, что это значит? Война?
Ну и что? Ну немножко постреляли, ну Путин не встретился с Трампом. И что теперь? Кина не будет.

Я, во-первых, думаю, что величайшая, на мой взгляд, извините, глупость придумывать вообще какие-то особые ценности. Ну, надо сказать, это придумали в Европе. Вот эти европейские ценности, я вообще не понимаю, что такое… Как могут быть европейские ценности, как могут быть там китайские ценности, индийские ценности? Ценности человеческие едины. Они едины, потому что мы биологические существа, все, вместе. <...> К сожалению, это вот европейское изобретение, кстати, последних, наверное, пятнадцати — двадцати лет. <...> Общечеловеческие ценности-то есть, это очевидно. У меня и у Якуба, [оппонент в дискуссии — Якуб Корейба] наверняка есть общие ценности: да, мы любим своих детей; мы любим, наверное, женщин. <...> Дело всё в том, что они общие — ценности… и у нас, и у китайцев, и у европейцев. Но европейцы выстраивают некие свои, какие-то особые ценности, которым ты должен соответствовать. Что это такое — непонятно, я не понимаю.

Зависть не только грех, зависть — это движущая сила зла! <...> Зависть может быть движущей силой для того, чтобы сделать лучше, а может быть губительной силой для того, чтобы истребить того, кто делает лучше тебя.

А вы верите в «первоисточники», кроме, естественно, официальных заявлений российского правительства? <...> Я предпочитаю «первоисточникам» не верить, потому что мы находимся в, так называемом, тумане войны, а первое, что погибает на войне — это правда.

Трагическая ошибка внешней политики последних двадцати пяти лет, не последних трёх — четырёх, — это желание понравиться Западу и надежда, что нас туда примут. Это была трагическая ошибка, которая привела… Мы являемся соучастниками нынешней трагедии в Украине, потому что мы слишком долго улыбались, думали, что как-нибудь рассосётся; на авось; подписывали основополагающий акт Россия-НАТО, и это всё тянулось где-то до 2008 — 2009 года — мы пытались договориться… И мы, таким образом, наших соседей тоже как бы сиренами загнали; они думали, что мы такие и будем, что вообще они всегда будут побеждать. Если бы мы встали пожёстче, там десять лет тому назад, то может быть не было бы вот этой трагедии Украины, которая теперь безысходна… Это наша ошибка.

Если бы наша страна ограничивалась Рублевкой, то Собчак была бы гениальным президентом для этой страны.

— Ну а если серьёзно, вот ХАМАС объявил, что интифада начинается, ФАТХ объявил, что они проводят мобилизацию и призывают под ружьё, Эрдоган через пару дней будет слёт исламских государств проводить и сказал, что ответит по полной и Израилю и Соединённым Штатам, в Европах вообще полный аут, я бы так сказал… Что дальше будет происходить? [ведущий: Дмитрий Куликов]
— А в задницу их всех!

Если быть абсолютно смертельно серьёзными на такие обвинения, то нужно прекращать дипломатические отношения, выдвигать флот и начинать угрожать, потому что это объявление войны. Вместо этого — наши посмеиваются. Что лучше? Тем более что, как мне кажется, наши партнёры не достойны серьёзного ответа пока.

Есть два крупных объективных обстоятельства: первое заключается в том, что западные элиты потеряли контроль над своим собственным населением. Им нужен враг для того, чтобы этот контроль вернуть, в первую очередь, через подавление и поставку под контроль социальных медиа. <...> С помощью внешней угрозы пытаться скрутить чрезмерную демократию у себя в стране, демократию, которая вышла из под контроля. И второе — Запад вступил в эндшпиль, в конец своего господства в мире, которое продолжалось пятьсот лет. Это ж горько! Люди защищаются. У них — слёзы ярости. Мы должны понимать это. Ну и даже, может быть, частично сочувствовать. У нас тоже такие случаи в жизни были сложные. <...> Они пытаются консолидироваться на антироссийской основе… <...> для того, чтобы восстановить контроль над своим собственным политическим процессом.

Я многократно говорил, что Путин, на мой взгляд, он даже не тактик, он фаталист в каком-то смысле. Он, действительно считает, что мы живём в такую эпоху переходную, когда тратить силы, время, деньги, ум на долгосрочные стратегии — бессмысленно. И, к сожалению, — он, в общем, прав, на мой взгляд.

Вообще, конечно, мы дожили до удивительных времён, когда голосом разума, ну относительно, в Вашингтоне является человек по кличке «бешеный пёс», действительно, как профессиональный военный, который понимает, что это значит, что значат твиты, которые выпускает его главнокомандующий, к чему они могут привести для его подчинённых. <...> Люди, реально отвечающие за безопасность военных, они более адекватны, чем политики.