Цитаты из мультфильма «Красный, Белый, Черный, Желтый»

— Этот парень — Тириан — зачем ему нужна я? — Ну, ты теперь ходячая мишень после того фокуса, что выкинула в Биконе. Я тебе говорил, что серебряные глаза — очень редкая черта. И тот факт, что ты ими воспользовалась, огорчил несколько влиятельных личностей. Немногие люди знают об этих глазах. А кое-кто и вовсе не доволен тем, что их носители существуют вообще. Вот почему я следил за вами — чтобы убедиться, что ты в безопасности. Все вы. — Тогда почему бы не поехать с нами? Это всё только бы упростило. — Он использовал тебя, как приманку. — Послушай, всё не так просто, как кажется. — Что «всё»? За Руби охотятся, академии рушатся — и всё ради чего? В чём вообще смысл?! Просто скажите нам, что происходит! — Для начала присядь-ка, пацан. Уже и не скажешь, что в наше время остались верующие люди. Наш мир существует гораздо дольше, чем многие предполагают. Достаточно, чтобы люди понапридумывали себе целую когорту богов. Но, если верить Озпину, двое из них всё-таки реальны. Два брата. Старший — Бог Света — находил прекрасным сотворение жизни. А его младший брат — Бог Тьмы — развлекался сотворением разрушительных сил. Как можно догадаться, их мнения об обустройстве мира сильно расходились. Старший убивал целые дни, сотворяя растения и животных, в то время как младший испытывал отвращение от всего этого, и, как ответное действие, создал засуху, голод — всё, что могло избавить Ремнант от жизни. Но жизнь всегда возвращалась. И вот, однажды ночью, младший решил сотворить нечто этакое — что разделяло бы его стремление разрушать всё и вся. — Существа Гримм. — Верно. Всё же Старшего достали братские выходки. Зная, что их противостояние не может длиться вечно, он предложил ему объединить усилия, чтобы создать их последнее творение — то, чем они могли бы гордиться. Младший согласился. Их «венцу творения» были дарованы силы Создавать и Разрушать. Были даны дар Знания, чтобы познавать себя и окружающий мир, и — самое главное — дар Выбора своего пути существования. Так и возникло человечество. — Но что оно должно было делать с нами? — В этом-то и проблема. Четыре дара человечеству — Созидание, Разрушение, Знание и Выбор — были не просто метафорой. Все они имеют физические воплощения и оставлены нам богами, прежде чем те покинули Ремнант. И каждый из них необычайно силён. Тот, кто соберёт все четыре, сможет изменить мир. Именно этого и хотят наши враги. Академии Охотников были созданы для тренировки защитников человечества, но у них есть и тайная миссия — роль хранилищ для этих реликвий. Когда предшественник Озпина основал академии, он построил их в виде крепостей вокруг этих самых реликвий. Таким образом, их не только легко защищать, но ещё они постоянно окружены обученными бойцами. Вся идея в том, что спрятав их, можно сдержать человечество от использования их друг против друга, но и держать их вне Её досягаемости. Как-то так... — «Её» — это ты про Сейлем? — Именно. Хотя, про неё известно не так уж и много, что это дает не существенно. Что действительно важно — ей нужны эти реликвии. И если она достанет их все, добром это не кончится.

— Приветик, Красная. Решила героически спасать Вэйл, не так ли? — Зачем ты это делаешь?! Без этих кораблей Гримм всех поубивают! — И в этом весь наш план! — Но зачем?! Что ты получишь с этого? — Ты всё ещё задаешь не те вопросы, что нужно, Красная. Речь не в том, что поиметь с этого, а в том, чтобы оказаться на стороне победителя. Может, я и азартный человек, но даже я знаю, что есть такие вещи, на которые лучше не ставить. Нравится тебе это или нет, но мои наниматели собираются изменить этот мир. Ни тебе, ни мне их не остановить. Знаешь, как говорится: «Раз не можешь победить...» — Мне всё равно, что говоришь ты! Мы их остановим, а тебя — и подавно! — Надо отдать тебе должное, Красная, но так уж устроен наш мир. Он равнодушен, и ему плевать на сильных духом, вроде тебя. Хочешь быть героем? Так будь им и сдохни, как и все твои друзья-Охотники! Что же до меня, я буду и дальше делать то, что у меня получается лучше всего: лгать, воровать, мухлевать и выживать!

— И что это вы уставились, а? — Я ищу Маркуса Блэка. — Вот он... — Полагаю, ты его сын? Как тебя зовут? — Меркури. — Я видела вашу схватку. А ты неплох. — И? — Скажи мне, Меркури. Как сильно ты похож на своего отца? — Смотря, что я с этого получу.

— Спасибо-спасибо! Пожалуйста, придержите аплодисменты! — Что здесь делает человек?! — Это хороший вопрос, дорогуша. Начнём с того, что все люди — плохие... кроме меня. Я понимаю, почему вы все хотите видеть нас за решёткой, или — что на ваш вкус — вообще мёртвыми. Но, прежде чем в ход пойдут когти, хотелось бы отметить, что и у меня, и у вас один и тот же враг — власть имущие люди, дёргающие за ниточки. Грязные, гнилые люди, что правят нашим королевством. Правительство, армия, даже школы — все они виновны в вашем положении. И с этими вредителями уже давно пора что-то делать. К счастью для вас, я — лучший дезинсектор на всю округу. Разумеется, не в обиду грызунам в этой комнате.

— Долго ещё? — Несколько кварталов. — Это место такое унылое. — А мне нравится. Высокие здания, разнообразная культура... — ... и недалёкий народ, который легко обокрасть. — Такие люди есть в любом городе. — «О, Эмеральд, повелительница воров! Прошу, не забирай мои деньги! У меня и так почти ни гроша!» — ... — Зануда.

— Приветик, Жан! — Ох ты ж...! — Давно не виделись. Где ты пропадал в последнее время? — Я... Я запутался. Я сделал кое-что, чего не следовало делать — и теперь Кардин держит меня на коротком поводке, а Пирра просто злится... Мне начинает казаться, что поступать в эту школу было тупейшей из моих идей. Я неудачник. — Неа. — «Неа»? — «Неа»? — Неа. Тебя избрали в лидеры, Жан — теперь ты не можешь позволить себе быть неудачником. — А что если я — лидер-неудачник? — Определённо, неа. — Знаешь, ты не из тех людей, которым стоит лезть в подобные темы. — Жан, может, ты и был неудачником в детстве... И в день нашей первой встречи... Но сейчас это явно не про тебя. Знаешь, почему? Потому что речь сейчас не об одном тебе. У тебя же есть команда, Жан. У нас обоих! Если мы потерпим неудачу, то потянем за собой остальных. Мы должны подтолкнуть своих товарищей первыми — а они и сами дальше подтянутся. Твоя команда заслуживает великого лидера, Жан. И я думаю, что ты им как раз можешь быть.

— Интересно, что обсуждали эти двое [Нора и Рен]? — А, да кто их знает? Эй, ты сегодня бодрячком! — Ага! Больше никаких неловких разговоров, типа «ты меня плохо знаешь» — сегодня будет говорить моя милашка [Crescent Rose]. — Да, но ты не забывай, что инициацию проходишь не ты одна. Если хочешь вырасти, надо заводить новых друзей и учиться работать вместе. — Агрх! Говоришь почти как папа! Во-первых, как общение с людьми связано со сражениями? А во-вторых, мне не особо нужно, чтобы другие помогали мне расти — я и так пью молоко! — Ладно! А когда будут формироваться команды? — Ну, надеюсь, что буду в одной группе с тобой, или типа того... — Или, может, попробуешь к кому-то ещё в команду затесаться? — Янг, сестрёнка — ты, часом, не намекаешь на своё нежелание быть в одной группе со мной?! — Что?! Нет! Конечно же, хочу! Просто я подумала — ну, не знаю — что это помогло бы тебе выбраться из своего кокона? — Ты чего?! Нет вокруг меня никакого кокона! Ты несёшь какой-то бред!

Приветствую, и добро пожаловать в Бикон! Меня зовут Глинда Гудвитч. Вы являетесь одними из немногих избранных, кто достоин чести обучаться в этой престижной академии. Наш мир претерпевает время невероятной тишины и спокойствия — и, как будущие охотники и охотницы, вы обязаны сохранить его. Вы продемонстрировали мужество, необходимое для этой задачи. Теперь наш черёд предоставить вам знания и навыки, чтобы защищать наш мир.

— Так значит, эти «Девы» правда на столько сильны, что им даже не нужен Прах для их... магии? — Ага. — И их четверо? — Всегда. — И когда одна из них умирает, её сила переходит к другой девушке, которая о ней заботилась? — К любой, о ком подумает последняя. В этом вся фишка. Лучший вариант — кто-то, кому ты можешь доверять. В любом случае, их души сливаются. — И это вы пытались сделать с Пиррой. В ту самую ночь. Вы пытались обратить её в одну из них. — Амбер, предыдущая Дева Осени, подверглась нападению. Она была молода и неопытна. И напавшей на неё — как оказалось, Синдер — удалось стащить часть её силы, но не всю. Мы боялись, что если ничего не предпримем, она заберёт и вторую половину. — Поэтому вы и взвалили всё на Пирру. — Ничего мы не взваливали. Мы объяснили ей ситуацию и поставили перед выбором. И она свой выбор сделала. Ты был там, ты всё слышал.

— Мы были в ужасе, когда узнали об этом. Да, Вэйл не назовёшь идеальным королевством, но живущие там люди не заслужили того, что на них обрушилось. Мы оба так волновались за тебя... — Да ну, всё же в порядке! — Чушь! ты бы видела, как он метался из угла в угол. — Вы и правда за зря беспокоились. Я видел вашу дочь в бою. И поверьте — у неё немало козырей в рукаве. — И что вы имеете ввиду под этим, мистер Вуконг? — Ну... так это... она — отличный боец, сэр, и вообще — очень уважаю её стиль боя, и так-то её показатели выше среднего, ну и... эм... У вас шикарный чай!

— Воттс, ты и правда находишь это злорадство необходимым? — Мои извинения, мэм. Тем не менее, я не причастен к её неудаче. — А я не вижу причин высмеивать Синдер. Она стала одной из наших Дев, вывела из строя башню Вэйла и — что самое главное — убила нашего общего «друга» Озпина. Благодаря её действиям Бикон пал, и теперь Хэйвен — на очереди. Вот теперь ты мне и скажи, о какой неудаче идёт вообще речь? — А что на счёт девчонки с серебряным глазами? — Да. Тем более, что мы и раньше имели дело с подобными ей. Как же так получилось, что новичок победила лучшую из нас? — Вот и я о том же! Даже без своей новой силы она не должна была доставить проблем. — Это был лишь побочный эффект силы Девы. Но не переживай, Синдер — ты всё ещё остаешься ключом к нашей победе. Тем не менее, твои новые силы делают тебя в определённой степени уязвимой. Поэтому ты остаёшься со мной и продолжишь лечение.

— Боже мой! Вы, Атласские снобы, и правда верите в свою исключительность перед остальными? — Как гласит название... — Так значит, ты всё-таки знаешь, что вы такое на самом деле? Кучка лицемеров. Прям как твой шеф. — Не знаю, на что ты намекаешь, но я услышала достаточно... — О, я тоже много чего слышал. К примеру, что старина Айронвуд наконец-то отвернулся от Озпина. — Если ты не прекратишь распускать свой язык, я с большим удовольствием укорочу его тебе. — Ну валяй.

— Я одного не понимаю: если вы [Белый Клык] считаете, что поступаете правильно, зачем тогда скрывать себя? — Эти маски — символ. Люди выставляют нас монстрами — вот мы и носим лица монстров. — Существа Гримм — как маски? Мрачновато как-то... — Как и парень [Таурус], который это придумал.

— Так и знал, что мы потеряемся. — Меркури, я правда готова выложить деньги — только бы ты заткнулся. — Но это ведь не твои деньги. — Зато могут стать твоими за пять минут молчания. — Неа, не пойдёт. — Как угодно. — Хе-хе-хе. Всё равно я тебе нужен.

— Ха-ха-ха! О, Жан... — Кардин? — Я тут вас «случайно» подслушал... Так значит, ты у нас умудрился прошмыгнуть в Бикон, так? Надо признать: я не ожидал, что ты такой бунтарь. — Пожалуста, Кардин, никому не рассказывай... — Да ладно тебе, Жан! Я никогда не поступаю так с «друзьями». — Эм... друзьями? — Конечно! Мы ведь теперь «друзья», Жан! И, как по мне, пока ты мне будешь полезен, мы будем друзьями ещё очень-очень долго. Но ты не волнуйся — твой секрет останется со мной.

— Проснись и пой, ленивый зад! — Агрх... — Даже не верится, что мы в Биконе аж целых 24 часа! Ну, я не имела ввиду, что ожидала скорого отчисления или что-то в этом роде... В смысле, ты — прилежный ученик, а я — совсем другое дело. Но мы с тобой уже очень давно дружим — круто, да? Каковы шансы, что мы и дальше будем вместе? Ну, то есть не «вместе» вместе. Я не хочу сказать, что ты не красавчик! Ты — просто красавчик, но это было бы просто странно, правда? Правда! О чём я думала вообще? Но, всё же надеюсь, что мы будем в одной команде... О, точно! Нам нужен план, чтобы убедиться, что мы и дальше будем в одной связке! Может, подкупим директора? Неа, не сработает — у него аж целая школа есть. О, идея — нам нужен условный шифр! Типа, сигнал о помощи, чтобы можно было найти друг друга в лесу! Ты можешь изобразить ленивца? — Нора? — Да, Рен? — Не думаю, что ленивцы достаточно шумные для общения. — Поэтому они и подходят для нашего сигнала — чтобы никто не догадался! Ну, не вместе «вместе»... — Ладно, Нора. Пошли.