Красивые цитаты

Жгучи солнца лучи, землю в пепел они превратили,Нет спасенья от пыли, Реки пересыхают, Опаленные злаки о дождике к небу взывают. Дети, флягу — в колодец; стол ставьте под липами теми, Чтоб хозяйское темя Защитила прохлада, — За посадку деревьев в горячее лето награда.

Куда меня ведут мои дороги, Мои надежды и мои тревоги?Любовь моя, назначь мне встречу где-то Среди надежды и среди рассвета. Зачем бывает сердце одиноким? Зачем ему все кажется далёким? Буран разлуки и метель разлуки Пусть никогда к нам не протянут руки. Хочу с тобой идти по жизни рядом, Чтоб жили две судьбы единым ладом. Одна судьба слилась с другой судьбою. Любовь моя, мне хорошо с тобою. Есть на земле чудесная примета — Встречать свою любовь среди рассвета. Любовь моя, назначь мне встречу где-то Среди надежды и среди рассвета.

Океаны ломают сушу. Ураганы сгибают небо. Исчезают земные царства, А любовь остаётся жить. Погибают седые звёзды. Серый мамонт вмерзает в скалы. Острова умирают в море, А любовь остаётся жить. Топчут войны живую зелень. Пушки бьют по живому солнцу. Днём и ночью горят дороги, А любовь остаётся жить. Я к тому это всё, что, если Ты увидишь как плачут звёзды, Пушки бьют по живому солнцу, Ураганы ломают твердь, – Есть на свете сильное чудо: Рафаэль написал Мадонну, Незапятнанный след зачатья На прекрасном её лице. Значит, день не боится ночи. Значит, сад не боится ветра.Горы рушатся. Небо меркнет, А любовь остаётся жить.

Дождь на улице. Забавный дождь — знаешь, что он есть, но его как бы и нет. Глаз считывает информацию по цвету улицы, по цвету небу, нос ощущает какую-то влажность и нестандартность, уши воспринимает звук брызг, всё тело чувствуешь мокроту — все эти процессы, объединяясь в один — сопоставляют данную картинку с увиденными раньше, в подсознании пролетает ряд карточек, выбирая самую схожую с данной, но при условии, что в той карточке действительно был дождь. Информация, пока что неизвестным человеку путём, попадает в сознание, там прокручивается в миллиардах сопоставлений с прогнозами погод и услышанным от разных людей — и в итоге рождает мысль о дожде. Точнее о том, что именно ты называешь дождём. Через мгновение, как сигнал, мысль облекается в речь, и ты мысленно проговариваешь буквами: «Дождь». И ты уже знаешь, что дождь либо был, либо будет, либо уже есть сейчас. Потому как картинка соответствует знанию. Но вот сегодня, когда я шёл — дождя не было. Была видимость дождя, было будто предчувствие дождя, но вот этих капель воды, того самого, что мы называем словом «Дождь» — не было. Хотя, конечно, дождь — это не только капли воды, имеющие свой вес, своё время и скорость. Это ряд явлений, вполне поддающийся различию для нашего сознания. То есть, его можно разделить. Хотя это неважно. Главное, что дождь. И всё. Дождь.

Тоскливой песней тишину ветвей Залетный оглашает соловей. Спят успокоенные песней вечнойЛуна и гладь реки, и ширь полей. Одна любовь не дремлет в этот вечер, Ее не видят те, кто виден ей. Забыв все горе, все противоречья, Спят люди, и поет им соловей.

В эту ночь и лист не зашуршит, Не вспорхнет испуганная птица. Ночь такая людям не сулит Никаких несчастий и обид, Жаль, что летом ночь не долго длится. Позабыл я все заботы дня Этой ночью тихой, ночью поздней, Кажется, что в сердце у меня Зреют звезды, словно в небе звездном. Что б могло остаться от меня В мире, что все хуже и жесточей, Если б горе и заботы дня Не лечил бы я покоем ночи.

Зима ушла. Бросила в лесу потемневший снег и тонкий лед и ушла налегке, взяв с собой только ледяной ветер и несколько самых верных самых снежных туч. На полянах вскрылась растаявшая наполовину несусветная путаница мышиных ходов. Вот здесь ход узенький – кто-то бежал со всех ног от кого-то, а здесь – широкий потому, что кое-кто в гостях у свояка так объелся дармовых орехов и так нализался желудевой настойки, что пришлось тащить его домой жене и детям за хвост. На трухлявом, покрытом изумрудным мхом пне стоит не шелохнется переживший все морозы и метели, превратившийся в серую мумию гриб-дождевик с черным отверстием в шляпке. Из-под усыпанного порыжевшими хвойными иголками, чешуйками растерзанных клестами и дятлами шишек, обломками сухих веток и черными листьями полупрозрачного тонкого снега настороженно выглядывает едва раскрывшийся подснежник.

Зимний лес – гулкое, как выстрелы, карканье ворон, снег с еловой ветки, упавший за шиворот, следы, в которых не видно дна, пар от мокрых рукавиц и параллельные, то и дело пересекающиеся кривые лыжных следов; весенний лес – запах черной, еще мерзлой, земли, текущий во все стороны, захлебывающийся талой водой, ручей, тонкая белая полоска синей от холода кожи между свитером и джинсами, а на ней крупные пупырышки, которые только губами и можно растопить; летний лес – горячие капли золотистой смолы на медной коре, волосы, пахнущие шашлычным дымом, белый, в ромашках, сарафан, испачканный красным сухим вином и щекочущая сосновая иголка, которую никак не достать, если не расстегнуть две тысячи мелких, как божьи коровки, пуговиц, стремительно расползающихся под пальцами по спине и груди.