240 красивых цитат про христиaнствo

Как христианство не одолело науки в ее области, но в этой борьбе глубже определило свою сущность, так и наука в чуждой ей области не сможет сломить христианскую или иную религию, но ближе определит и уяснит формы своего ведения.

Христос прожил чистую жизнь и был величайшим из художников, ибо пренебрег и мрамором, и глиной, и красками, а работал над живой плотью.

Хорошее дело. Но когда двух девочек истязают и ставят на грани жизни и смерти за безобидную такую, эстетическую выходку в Храме так называемом Христа Спасителя.... Место это не намоленное, это вам не Покров на Нерли. Там, где стоят наши заправилы, чекистская хунта, там уже не будет святости. То это уже инквизиция и это уже дикая жестокость, и я лично больше Храм Христа Спасителя даже на картинках видеть не хочу. А девочек очень обожгло. Они были молоды, они, может быть, не знали, что такое наша зона. Они увидели, как там издеваются над людьми, и это лучшая стезя, которую они могли избрать. Это гораздо, с моей точки зрения, перспективнее, чем акционизм. Пусть занимаются правозащитной деятельностью, пусть спасают несчастных заключенных, которые имеют все шансы не дожить. Слава богу, что и Маша жива, и Надя жива.

Всех сзываю, жаждущих прощенья, Добрых христиан, и женщин и мужчин, Слушать мессу, где господне поученье, Ибо все мы люди, все грешим. Тот блажен, кто знает: жизнь — мгновенье, И умом достичь пытается вершин, Для того местечко есть под райской сенью, И Христу он станет брат иль сын.

Вникнем в смысл тайны креста… Весь мир, то есть, род человеческий, предан был бы вечной смерти, вечным мучениям – по неизменной, строжайшей правде Божией, если бы Сын Божий не сделался добровольным, по беспредельной благости, Посредником и Искупителем преступного, оскверненного и растленного грехом человечества. Христос не был повинен ни в каком грехе, а был единым совершенным Человеком в ипостась соединении с Божеством.

Христопоклонники, вот вам вопрос наш Пусть на него ответит, тот кто сможет: Если господь погиб от рук злодеев Что за господь такой скажите все же? И разве Он доволен их поступком? Коль так, тогда они блаженны тоже? А если он разгневан их деянием, Тогда они сильней Его, похоже? И значит мир без Господа остался, Того, кто отвечать и слышать может? И значит семь небес осиротели, Когда в сыру землю он был положен? Осталася Вселенная без Бога И управителя – прибит ведь он же? Как ангелы могли его оставить Без помощи, увидев слезы божьи? Как выдержали деревяшки бога, Когда затылком был к доске приложен? И как к нему приблизиться железо, И как его пробить и ранить может? И как могли враги его руками Ударить, прикоснувшись к его коже? И сам Христос – себя ли оживил он? Иль воскресил его другой бог все же? Как может быть: земля покрыла бога И даже чрево было ему ложем? Пробыл он девять месяцев во чреве Во мраке кровь его питала тоже Через отверстие младенец вышел Сосок груди ему был в рот положен Он ел и пил, и как другие люди Нужду справлял – и это бог твой тоже? Бог выше измышлений христианских Христианин за это будет спрошен! Крестопоклонники, и что вам делать: Орудье смерти чтить или клясть может? Не будет ли разумно сжечь вам Орудье смерти или уничтожить? Коль бог на нем насильно был распятый И был руками он к кресту пригвозжен? Тогда сей крест пусть будет вечно проклят Топчи его, а целовать его не гоже! Его ты чтишь, а бог на нем унижен Не друг ты значит, а ненавистник божий А если поклоняешься кресту ты, За то, что нес он тело бога все же Так крест его давно уже утерян Откуда знаешь, на что он был похожий? Так как от чего тебе не кланяться могилам Ведь твой господь в могилу был положен? О раб Христа опомнись поскорее! Было начало и конец был тоже...

Мне всегда нравился образ девы Марии — особенно то, как её представляли древние художники. Мне вообще нравится символизм христианства — как эстетика, но вот деву Марию я люблю по-настоящему. Она была хорошей матерью.

В каких это правилах написано, чтобы царю церковью владеть и догматы изменять? Ему подобает лишь оберегать ее от волков, ее губящих, а не толковать и не учить, как веру держать и как персты слагать. Это не царево дело, а православных архиреев да истинных пастырей, которые души свои готовы положить за стадо Христово, а не тех пастырей слушать, которые готовы и так и сяк на одном часу перевернуться, ибо они волки, а не пастыри, душегубы, а не спасители: своими руками готовы пролить кровь неповинных и исповедников православной веры бросить в огонь. Хороши законоучители! Они такие же, как земские ярышники, — что им велят, то они и творят.

Для того чтобы христианский и мусульманский мир существовали в согласии и гармонии, надо провести четкую границу, через которую переходить нельзя ни одной из сторон. В первую очередь границу в области культуры. Мы не должны допускать смешения культур. Мы должны крайне осторожно относиться к передвижению людей разных культур и к их внедрению в чужие культуры. Бесконфликтно это не может происходить, потому что культура — это некий код, это мировоззрение, электричество.

Они действительно верят в то, что какой-то парень, сидя на небесах, создал мужчину и женщину, поместил их в чудесной красоты сад и, конечно же, потом вышвырнул их оттуда. И этот парень любит всех и вся, между прочим.

Ничего не понимают в христианстве те, которые не замечают в его чисто исторической стороне, составляющей столь существенную часть вероучения, что в ней до некоторой степени заключается вся философия христианства, так как именно здесь обнаруживается, что оно сделало для людей и что ему предстоит сделать для них в будущем. В этом смысле христианская религия раскрывается не только как система нравственности, воспринятая в преходящих формах человеческого разума, но еще как божественная вечная сила, действующая всеобщим образом в духовном мире, так что ее видимое проявление должно служить нам постоянным поучением. В этом и заключается собственный смысл догмата, выраженного в символе веры единой вселенской церкви.

Это до того ужасно и «как-то фальшиво» — что «религия любви» вдруг оказалась совершенно без любви. Утратились естественнейшие связи, всегдашние, всемирные. «Царь не хочет управлять», «богатый не хочет быть богатым» и «знатный хотел бы быть незнатным». Но разве... не Он сказал? — Блаженны нищие... Так что же Он сказал?Разрушение мира. А мы думали: «воскресение», «спасение»... И вот «мир разрушается». Христос, не отменяя вещей мира, состояния их и бытия, снял таинственным образом и через магию обаятельных слов — прекрасные покровы с них. Брака он не отменил как «данного Богом ещё в раю» и по совершенно точному заповеданию Божию, коему противиться значило бы возмутиться и отложиться, восстать на Бога: но он его лишь дозволил, пассивно, а не активно, и исключив из него влюбление, любование, нежность и грацию. «Любит или не любит муж жену» и «любит или не любит жена мужа» — «живите». Это «состояние», а не радость, поставленные или, вернее, оставленные столпы мира, которые «сами собою» распадаются и сгниют как ничем не связанные. Странно, страшно... «Не любите мира, ни того, что в мире»... Всё это «похоть житейская»... Та милая похоть, человеческая и земная, ради которой и живет человек, и радуется.

Христианство — мировая религия, основанная на вере в Иисуса Христа. Возникла приблизительно в 33 году нашей эры в Палестине, в среде иудеев и быстро распространилась среди греков, римлян и других этнических групп. Жизнь и учение Христа описаны в Новом Завете. В настоящее время в мире насчитывается около 2,5 миллиардов христиан, это крупнейшая авраамическая религия.

Самое крупное направление христианства — католицизм (1,2 млрд верующих), далее следуют протестантизм (800 млн) и православие (280 млн). Раскол на католическую и православную ветви произошел в 1054 году. Протестантизм появился внутри католической церкви в XVI веке. Первым государством, принявшим христианство в 301 году, стала Армения. Во второй половине первого тысячелетия религия распространилась среди германских и славянских народов, к XIII—XIV векам — среди народов Балтии. В Америку, Австралию и Африку христианство завезли миссионеры.