135 красивых цитат про Европу

Когда вы говорите про рай в Европе, вы забываете, что этот рай обеспечила русская армия, спасая вас от агрессий востока! 1000 лет! Да, 1000 лет у нас не было демократии, потому что 1000 лет мы воевеали и сейчас продолжаем воевать, чтобы у вас в Европе была демократия!

Королева Франции с 1051 года, Анна Киевская (дочь Ярослава Мудрого) горько жаловалась в письмах отцу, что во дворце французского короля нет ни одной книги и никто не умеет играть ни на одном музыкальном инструменте. Она говорила на семи языках и подписала брачный контракт с королём Анри I на четырёх: греческом, латыни, русском и французском. Король же поставил четыре креста, а за обедом бросал куски мяса своим собакам — вот и вся культура. В этот момент православие и католицизм ещё не были разделены.

Ведь говорили же российские эксперты, эти гадкие пропагандисты, управляемые кровавой рукой Кремля, что из вот этого германо-турецкого пакта, скорее всего, ничего не выйдет. Не получится порешать все проблемы, не получится полностью решить миграционную проблему и вообще там масса подводных камней... Что нам говорили? Нам говорили и здесь и там: «Вы просто ничего не понимаете! Мы живём в другой реальности. Не то что вы там. Это мы здесь лаптем щи хлебаем. А мы там — у нас хо-хо! У нас, между прочим, чтоб вы знали, Евросоюз! Никак не меньше! И даже где-то НАТО! И мы поэтому договорились! И вы будете знать!»

Вообще, они [французы] расслабились, если честно. Всё это происходит от невероятного расслабления. Расслабление, между прочим, является обратной стороной благополучия. Те, кто считает, что надо всеми силами стремиться к благополучию, причем, к постоянному его росту, не понимают простой вещи — благополучие очень часто отрывает вас от реальной жизни и делает вас уязвимыми, и вот в случае с Европой — мы сейчас видим, как это происходит. Вот это совершенно безмерное, бесконтрольное стремление к росту комфорта, абсолютизация комфорта, обожествление комфорта, идеализация комфорта — она, на самом деле, делает вас более слабыми и более уязвимыми. Поэтому, нужно быть в тонусе всегда, а находиться в тонусе в ситуации все более растущего комфорта невозможно.

Россия, если только она уразумеет свое призвание, должна принять на себя инициативу проведения всех великодушных мыслей, ибо она не имеет привязанностей, страстей, идей и интересов Европы.

Какая война, которую мы вели в качестве члена европейской системы, какой союз, какой мирный договор, который мы заключили в качестве европейской державы, принесли нам действительные выгоды? <...> Лучшим примером в этом отношении может служить знаменитый Священный союз. Каких жертв не приносила Россия для его целей! <...> Пусть нам укажут хоть на одно подобное действие европейских держав на пользу России. Чего ни делала Россия для Германии и для Австрии, как ни бескорыстничала, — а все же слыла за льва, рыкающего, ищущего, кого поглотить.

И что же, переменилось хоть на волос Европа в отношении к России? Да, она очень сочувствовала крестьянскому делу, пока надеялась, что оно ввергнет Россию в нескончаемые смуты; так же точно, Англия сочувствовала освобождению американских негров. Мы много видели с ее стороны любви и доброжелательства по случаю польских дел. Вешатели, кинжальщики и поджигатели становятся героями, коль скоро их гнусные поступки обращены против России. Защитники национальностей умолкают, коль скоро дело идет о защите русской народности, донельзя угнетаемой в западных губерниях, — так же точно, впрочем, как в деле босняков, болгар, сербов или черногорцев.

Фамусов, в виду бесчестия своей дочери, восклицает: что скажет княгиня Марья Алексеевна! — и этим обнаруживает всю глубину своего нравственного ничтожества. Мы возвели Европу в сан нашей общей Марьи Алексеевны, верховной решительницы достоинства наших поступков. Вместо одобрения народной совести, признали мы нравственным двигателем наших действий трусливый страх перед приговорами Европы, унизительно-тщеславное удовольствие от ее похвал.

Европа не только нечто нам чуждое, но даже враждебное, что её интересы не только не могут быть нашими интересами, но в большинстве случаев прямо им противоположны.

Я заявил — и это позиция польского правительства — что мы ожидаем большего присутствия американских войск в Польше. Мы гарантируем, что это присутствие будет полезно для безопасности не только Польши, но и всей Европы, я имею в виду Центральную и Восточную Европу.

Некоторые говорят, что дабы понравиться кому-то или обосновать донорские деньги мы должны интегрироваться в Европу. Спрашивается, в какую Европу мы должны интегрироваться? Сегодняшняя Европа у нас перед глазами. Они сами признают, высшие руководители Европейского Союза признают, что сегодня на европейском пространстве переживается глубокий кризис. Мы должны интегрироваться туда, интегрироваться в кризис?! Должны интегрироваться туда, где говорят «стоп мусульманам»?! Мы должны интегрироваться в общество тех, кто применяет в отношении беженцев-мусульман двойные стандарты?! Мы должны интегрироваться в общество тех, кто держит мусульман в клетках?!

На европейском уровне 2018 год станет решающим. Я полностью вовлечен в эту борьбу, поскольку глубоко убежден, что Европа хороша для Франции, что Франция не сможет добиться успеха без Европы, которая сама была бы более сильной.

Европа несет потери не от своих санкций, а от российского эмбарго на импорт продовольствия из ее стран, к тому же самых верных наших «друзей» типа скандинавов это особо не затрагивает.

Три четверти российского электората слова SWIFT не слышали, и денег у них нет, чтобы ломать голову, как и куда их отправлять. Зато они слышат ваши алармистские крики — все пропало, страна в осаде. Но вывод у них совсем другой, чем сдается мадам Мэй. Значит, прав наш лидер, что от заграницы кроме подлянок ждать нечего.

Евро все еще трясет от того, что фрау Меркель так облажалась с выборами, и Германия полгода жила без правительства. Доллар падает потому что Трамп непредсказуем, не выстраивает государственную машину, и та работает через пень-колоду.

Две цивилизационные системы ценностей не совместимы. Думала я об этом еще с 9/11. После терактов в Лондоне 2005 года мне стало ясно, что вся «геополитика» — расширять ли НАТО, принимать или не принимать кого-то в ЕС, все расхождения национальных интересов в пределах Евроамерики – такая ерунда по сравнению с угрозами, идущими от арабо-мусульманского мира.

Европа ― часть света в Северном полушарии площадью 10 млн кв. км. На западе омывается Атлантическим океаном, на севере ― Северным Ледовитым океаном. Вместе с Азией образует материк Евразия. В 51 стране Европы проживает около 700 миллионов человек. 44 европейских государства признаны ООН, 7 территорий не признаны или ограничено признаны, 5 государств расположены в Европе частично. До кризиса 2007-2008 годов Европа была богатейшей частью света с самым высоким ВВП. Наиболее богатые страны находятся на западе и севере, уровень жизни в Восточной Европе и на Балканах значительно ниже. Германия, Великобритания, Франция и Италия входят в десятку крупнейших экономик мира.