141 красивая цитата про стереотипы

Определённой категории людей кажется, что если ты кого-то жёстко унизил, грубо говоря, положил на лопатки и растоптал, то это круто. Круче другое. Круче дать понять человеку, что он всё-таки человек; что у него должны быть хотя бы остаточные признаки разума; что можно задумываться над тем, что делаешь; что можно пытаться понять что-то, чего ты сейчас не понимаешь, по причине того, что ты живёшь в клетке своих стереотипов. В квадратной клетке своих стереотипов.

Мы слишком привыкли к тому, что мы делаем и что делают другие вокруг нас, нас это не поражает; привычка — великое дело, это самая толстая цепь на людских ногах; она сильнее убеждений, таланта, характера, страстей, ума.

— Значит, вы и есть Санта-Клаус? — Да, но... не совсем Санта-Клаус. — У вас летающие олени, вы живёте у Северного Полюса, у вас есть всё это... Выходит, вы — Санта-Клаус. — Да, но между легендарным Санта-Клаусом и вашим покорным слугой есть разница. Потому что почти всё, что вы слышали о Санта-Клаусе — это мифы или выдумки. Например, маленькие эльфы, которые суетятся вокруг и помогают Санта-Клаусу. Это изобретение девятнадцатого века. А то, что говорят о моих деньгах, бросает в дрожь! И знаете, когда я смеюсь, я не трясусь, как студень на тарелке. Разве я похож на студень?

Цитата из фильма «Снег»

Есть женщины, которые на самом деле не хотят иметь детей. Однако они считают, что не могут обойтись без этого, потому что иначе будут чувствовать себя несовершенными, «недоделанными». Следуя общественным нормам, эти женщины беременеют, рожают детей и чувствуют себя при этом как в тюрьме.

— Что это у тебя? — Фаланга мизинца мертвеца, который покончил жизнь самоубийством из-за нападок своей стервы-жены. — Да ну-у? — А то! — И он помогает? — В поддержке стереотипов — очень даже, а вот в управлениями энергиями — никогда. Просто люди всегда уверены, что некроманты не могут жить без косточек, могилок и трупиков. А кто я такой, чтобы нарушать устоявшееся народное мнение? Так нас и бояться перестанут.

Детские стереотипы относительно возраста нам часто не дают покоя во взрослой жизни, но их надо оставить там, в далеком детстве, как бы ты туда ни хотел вернуться. Но сейчас мы выросли, и нужно реально смотреть на жизнь, что не всё бывает так, как мы тогда думали.

Гораздо же проще принять от жизни подачку – всё то, что само приходит, без ясной сути. Тогда открываться не надо, ловить удачу и думать о том, что скажут другие люди. С любовью же всё сложнее… А может, проще? Ей вовсе плевать на рамки, запреты, цели. Приходит, стучится в душу, тревожит ночью, ломает стереотипы, защиты, стены… А легче же не привязаться, не углубиться, скользнуть по поверхности, телом коснуться тела…Любовь же – как будто закладка между страницами, прочитанное от нового чётко делит.

Я не хочу, чтобы азиаты думали, что я расист. Я не расист. Мой лучший друг был азиат, но он погиб, трагически, я помню, как это было. Он сидел в своем додзио, делал сашими, тут ему в голову прилетел сюрикен, он пару раз провизжал что-то непонятное и погиб.

Самые тонкие и самые распространенные механизмы воздействия – это те, что создают и поддерживают репертуар стереотипов. Нам рассказывают о мире до того, как мы его видим. Мы получаем представление о большинстве вещей до того, как непосредственно сталкиваемся с ними. И если полученное нами образование не помогает четко осознать существование этих предубеждений, то именно они управляют процессом восприятия.

... роль новых культурных цензоров в отведенном для женщин интеллектуальном пространстве взяли на себя индустрия похудения и косметическая промышленность. Под их давлением эталоном успешной женщины стала стройная молоденькая модель, вытеснившая образ счастливой домохозяйки. Сексуальная революция освободила женскую сексуальность, но «красивая» порнография тут же связала с ней превращенную в товар красоту, и эта идея, завладев сознанием масс, превратилась в господствующее мировоззрение и подорвала еще полностью не сформировавшуюся и потому уязвимую сексуальную самооценку женщин. Обретение прав в вопросах деторождения предоставило западным женщинам возможность контроля над своим телом, но это привело лишь к тому, что вес моделей стал на 23% ниже веса обычной среднестатистической женщины, а нарушения пищевого поведения превратились в повсеместное явление. Делается все возможное для того, чтобы усилить массовый психоз на тему питания и веса и таким образом вновь лишить женщин ощущения контроля над собой и своей жизнью.

Результаты последних социологических исследований показывают, что в сознании большинства внешне привлекательных и успешных работающих женщин западных стран, которые, казалось бы, полностью контролируют свою жизнь, неизменно присутствует «подводное течение», лишающее их ощущения подлинной свободы. Это чувство ненависти к себе, навязчивые комплексы по поводу своей внешности, страх перед старением и утратой контроля над своей жизнью, которые возникают под воздействием навязываемых нам представлений о красоте.

Ведь мы находимся в эпицентре ожесточенной борьбы против феминизма и продвижения женщин вперед, борьбы, в которой главным политическим оружием являются образы женской красоты, иными словами, миф о красоте. Это современная разновидность общественного давления, появившаяся после промышленной революции. Когда женщины освободились из-под домашнего ареста и перестали быть исключительно домохозяйками, миф о красоте обрел новую силу и начал активно укреплять свои позиции, взяв на себя функцию общественного контроля над жизнью женщин. Небывалый натиск мифа о красоте объясняется тем, что это последняя из прежних идеологий, которая еще может удерживать женщин в повиновении. В противном случае под воздействием второй волны феминизма они стали бы действительно независимыми и вышли бы из-под контроля. Миф о красоте стал средством давления и принуждения, заменив собой утратившие актуальность мифы о материнстве, домашнем очаге, непорочности и пассивности. И сейчас он стремится свести на нет все то, чего женщинам удалось добиться благодаря феминистскому движению. Эта сила имеет своей целью уничтожить всякое наследие феминизма во всех аспектах жизни женщин западных стран.

Представление о феминистках напоминает не столько самих представительниц женского движения, сколько некий абстрактный образ, навязываемый заинтересованными кругами, которые активно выступают против предоставления женщинам права голоса.

Стереотип — сформированная оценка, накладывающая отпечаток на поведение. Бывают отрицательными (предрассудки) и положительными. В большинстве случаев стереотипы не имеют непосредственного отношения к реальности. Социальные стереотипы — стандартизированный образ или эмоционально окрашенное и представление об определённом явлении, в котором выражается отношение, сложившееся под влиянием условий жизни и предыдущего опыта.

Социальные стереотипы как шаблоны мышления и поведения усваиваются очень рано и используются задолго до появления ясного представления о явлениях, людях, группах и т. д. Динамические стереотипы — относительно устойчивая система условно-рефлекторный реакций человека и высших животных на привычные раздражители. В социуме стереотипы становятся ядром традиций и способом защиты человека в обществе, так как составляют относительно непротиворечивую картину мира.