Цитаты Дмитрий Рус

Гном застенчиво улыбнулся — я не Станиславский, но не поверил ни на мгновенье, затем продолжил:
— Мы можем предложить вам полный комплекс мародёрских услуг — за два часа и жалкие десять процентов добытого имущества, три сотни наших специалистов выскребут из замка всё, вплоть до извести между камнями. Последний нищий попав после нас в эти стены не найдёт чем поживиться и с горя удавится собственным поясом, ибо другого обрывка верёвки для этих целей отыскать не сможет.

Дракон наш человек, если, конечно, можно так сказать об эльфе, боге и скелете. Привлечь его под наши знамена — задача архиважная, как говорил один картавый персонаж. Ладно, слетаю сейчас, разберусь.

Широко размахнулся? А иначе нельзя, надо ставить перед собой амбициозные цели. Задача накопить к концу года на новый диван вряд ли может мотивировать на реальные телодвижения, а вот цель купить «Порш Каен» через три года может заставить рвать задницу, проявлять инициативу, бороться и искать.

— Генерал, вы рассматривали возможность посвящения личного состава клана Макарии и предлагали заплатить за это два миллиона. Верно?
Череп поднял одну бровь, молчаливо вопрошая об источнике информации, не подтверждая, но и не опровергая сказанное. Стас лишь поощрительно улыбнулся, продолжай, мол.
Я набрал в грудь побольше воздуха и с интонациями киношного героя «Гена Бобков — это я!» выдохнул:
— Темный Жрец, которому вы писали — это я!

Попрощавшись с парнями и улыбнувшись незамысловатым шуткам на тему супружеского долга, подхватил вернувшуюся эльфу на руки и понёс в номер. За спиной раздались дружные аплодисменты. Эльфа зарылась носом ко мне в куртку и слегка покраснела. У двери поставил девушку на ноги и легонечко подтолкнул вовнутрь.
— Ой, что это?! — распахнула глаза эльфа.
В интимном полумраке комнаты переливались красным, зелёным и синем пламенем факелы истинного огня. Пол и кровать были усеяны цветами, а на столе стояла крупная раковина, едва слышно напевавшая грустную песню.
С видом заправского экскурсовода я начал указывать руками.
— Факелы Истинного Пламени, особист их у меня чуть с руками не оторвал. Цветы полевые, сбор Романтическое Настроение, рецепт мой. И наконец, Поющая Раковина с острова Сирен. Может, ты слышала, что самцы сирен совершенно безмозглые, и раковины научились копировать брачную песнь самок, выманивая у глупых мужчин рыбу и фрукты, в виде знаков внимания дамам. Говорят, что брачная песнь сирены действует на подсознание самым загадочным образом, стимулируя сексуальное наслаждение.
Глаза эльфы заблестели, ноздри хищно раздулись, а острый язычок облизнул яркие губы. Одно неуловимое, доступное только женщинам движение, и платье скользнуло к её ногам.

— Эй ты, Чебурашка, или кто ты там на самом деле, слушай сюда!
Белая мордочка с черным треугольным носом и оскаленными зубами осторожно выглянула из-за стула. Я тут же взял ее в целеуказание, если что — «Разрушающее Прикосновение» не промахнется, а это минус пять сотен хитов, мало не покажется. Генерал тем временем продолжил:
— Значит, так, раз уж мы живем под одной крышей, будь добр соблюдать правила общежития. Правило номер один: ты удаляешься по первой же просьбе! — Чебурашка протестующе зарычал, показывая немаленькие иглы белоснежных клыков.
— И не скалься мне тут! О правиле номер два сообщу позже, не придумал еще.

… теперь я отлично понимал, чем подкупают своих адептов всевозможные темные божества. Банальные жажда силы, власти и игра на низменных инстинктах. Сам ничтожество, но тебя коробит от зависти при виде могучего воина? На алтарь его! Так, в свое время, не слабо порезвилась средневековая инквизиция, проведя серьезную работу по генной коррекции населения. Еще бы, если сотни лет подряд объявлять каждую симпатичную девушку ведьмой, то на выходе получим тот самый страх и ужас, что в просвещённой Европе зовется современными женщинами.
И ведь так сложно не поддаться искусу – отказала тебе деревенская красотка – да она ведьма! А святой католический брат не оспорит, ему и самому страсть как хочется заполучить жертву в пыточный подвал, раздеть, пуская похотливые слюни, обрить все тело и очень тщательно его осмотреть, в поиске дьявольских меток.

Медитация закончилась неожиданно — душа потребовала первой в жизни молитвы, обращенной не столько к Неназываемому, сколько к Силам Равновесия. Я не просил безоговорочной победы, не искал смерти врагам. Справедливости — большего мне не надо! Где это видано — за месяц сколотить коалицию, способную противостоять государственной мощи самой демократической в мире страны и армии вторжения с пятью нулями на конце? Время, чесоточного серафима вам в глотку, дайте мне время! Дальше уж я сам! С моими силами хорошо партизанить, а нас же настойчиво сажают в оборону для решающей битвы стенка на стенку. Именно тот формат сражения, где решает численность, а не маневр!

— Внимание! Король Василисков обрел плоть!
— Ужас древних времен вернулся в нашу реальность, мир уже никогда не будет прежним!
<...>
Позорно сидя на заднице и харкая кровью из пробитых осколками ребер легких, я, задрав голову, смотрел на махину Короля Королей. У японцев сегодня праздник — любят они таких вот гигантусов…
<...>
Поведя вокруг тяжелым взглядом змеиных глаз, тварь безошибочно отыскала меня среди тысяч разумных и плавным движением приблизила двадцатиметровую будку к моему лицу. Вертикальные зрачки нащупали мой взгляд, и стальная кувалда ударила по разуму, пытаясь подчинить своей воле и получить послушного, хоть и чуток дегенеративного раба. Защита от ментального давления расползлась гнилой тряпкой, сила Первожреца уступила воле Короля Королей, из заемных костылей остался один лишь хомяк — хрипящий, загнанный в угол, но «за свое» готовый сражаться хоть со всем светлым пантеоном. Я и бесконечно древняя тварь… Один на один… Василиск внушал мне статус невесомой соринки, чудом попавшей в глаз Владыке. А я медленно тянулся к Посоху и прикидывал, как прорублю глазное яблоко, удержусь за амбразуру века от хлынувших тонн мутной жижи, а затем проникну вовнутрь древней башки и начну нарезать мозг на тонкие дольки… Король сморгнул, дернул верхней губой и медленно отвел взгляд.
— Ты силен, разумный! Признаю за тобой право лично обращаться к Королю Королей! — набатом прозвучал в моей голове.

Когда народу в кабаке осталась всего ничего, устав, она уселась напротив, подперев ладонью подбородок, и задумчиво смотрела на меня влажными, блестящими и слегка пьяными глазами. Затем потянулась к моему уху, и тихонько прошептала:
— Подожди минутку, я переподключусь. У меня ещё два часа разрешёнки, при полном погружении, остались… Покажешь мне свою коллекцию марок…
И удалилась, покачивая бёдрами, в сторону дамской комнаты.
На третий этаж мы поднимались уже вдвоём…

В углу тихо заворчали, тень сделала шаг в мою сторону.
— Твою же мать! — я наконец-то нащупал у стены что-то ухватистое, замахнулся. — Обзовись, Чудище! Тебе, блин, какой глаз больше дорог, жёлтый или синий? Щас отрехтую!Тень скептически хмыкнула и, сделав ещё пару шагов, оказалось в полосе света. Невысокий седой гоблин, стряхнув паутину со штопаной серой хламиды, оглядел меня, недовольно нахмурившись, и неожиданно писклявым голосом приказал:
— Веник на место поставь, воин. Развоевался тут…