Цитаты из книги «Тёмный дар»

— Я бы хотела сказать, что люди тебе ничего не сделают, — грустно произнесла Тара. — Но не могу. Признаюсь, порой мы действуем несколько поспешно, вынося приговор. Так что, лучше спрячься под иллюзией.

— Он хотел стать единоличным правителем светлых земель.
— А почему такой слабый размах? Почему сразу не весь мир?
— Зачем? Мир мало захватить. Нужно еще и удержать власть. Правление землями всех Советников и так будет сложным.

Гном против обыкновения был молчалив, но не пренебрегал случаем стащить из мешка Тары очередной кусок мяса.
— Опять ты за свое, — устало сказала девушка, поймав Гварта в очередной раз. — Да ешь, крелл с тобой.
От такого настроя у гнома пропал весь аппетит, над чем я не преминул поиздеваться.

— Дар, спокойнее надо быть, — примирительно сказал я. — Ну, подумаешь пару столов разломал…
— Ага! А проломанную стену? А разбитую посуду? Это все я рушил? — теперь уже окружающие откровенно веселились.
— А кто тебя знает, — резонно ответил я. — Может и ты… ай!
Я едва увернулся от бутылки, которая просвистела в дюйме от моей головы, а затем, едва не прилетев Алину, разбилась о стену.
— Ну! Что я говорил! Вот видите, — обратился я к залу — сам ведь бьет! А еще на меня клевещет!

Все когда-нибудь повторяется. В который раз я собираю вещи и ухожу из замка. Сначала из отцовского, но тогда я бежал, спасая свою голову. Потом замок Эзара, но тогда я начинал самостоятельную жизнь и переселился сюда, в эту мрачную громадину. Теперь я ухожу из собственного замка, собираясь увидеть родного брата. Причины разные, но смысл один — я ухожу.

— Я так понимаю, отказаться мы не можем? — поинтересовался в последней надежде Алин.
— Можете, — радостно отозвался я. Эльфы созвучно кивнули головами, мол, отказываемся, но их слова были остановлены движением ладони моего брата.
— А что за это будет? — насторожено спросил он, явно не веря в мои душевные качества. Правильно, в общем — то не верил…
— Ну, у меня верны не кормлены, — деланно ковыряя дерн, застенчиво произнес я. Эльфы дружно поперхнулись воздухом.

— Даже пьяные темные смогут постоять за себя, иначе не выживут.
— Суровый город,
— Суровый мир. Если бы не подобная подготовка, то темные бы не выжили в этом мире. А так мы процветаем…

Слушайте, — внезапно обратился к ним я. — А почему вы все-таки друг друга так не любите? — те недоуменно уставились на меня.
— Мы не испытываем друг к другу неприязни, — надменно сказал тот, что сиял возмущенными зелеными глазами. Второй только кивнул.
— Да ну, — не поверил я. — Чего вы тогда жметесь к моим вернам?

— О! Какие пируэты выводят ноги нашего спутника. Позавидует даже эльфийка.
— А взмахи руками в нашу сторону? Какая пластика! И все ради того, чтобы прибить нас…
— Похвальное рвение. Еще бы достигало своей цели. Ай! Что я такого сказал?
— Не на ту сторону встал.

— А ты сегодня рано встал.
— Не спалось. Всю ночь какая-то зараза под окном летала и вопила.
— И ничего я не вопила, — хрипло отозвалась встрепанная молодая женщина, сидящая за соседним столом. До этого я не обращал на нее внимания, поскольку она спала, обняв кувшин с вином. Сейчас же в глаза бросались и пепельные волосы, и немного помятое лицо. — Я пела…

— Жрецы этого места свято верили, что храм неприступен. И он стал таким. Вера так просто не уходит, даже если место заброшено.
— Мне б так. Надо будет сказать отцу, пусть поверит в надежные укрепления нашего родового замка и перестанет гонять меня на поиски новых оборонных изобретений.

Некромагия по своей сути не являлась злом. В ней даже присутствовало свое очарование. Жуткая, но загадочная, привлекающая внимание своей таинственностью, она влекла многих, но редко кто становился действительно мастером в этом разделе. Большинство погибало, не сумев пройти посвящение. Риан смог, за что заслуживал искреннее восхищение и уважение.