Цитаты Марина Матисс

Я конспектировала в карандаше таким образом самые яркие наши моменты, среди которых был также запечатлен и вечер в Старике Джо: я проиллюстрировала музыкантов, стараясь отобразить посредством разноцветных диагональных линий динамику их движения и вибрацию звука, инструменты, посетителей бара, ставших на один этот вечер одним целым. В нижнем углу справа – еле заметно мое лицо как очевидца этого удивительного эпизода. Исполнено оно на фоне остальной части рисунка было скорее совсем схематично, как крокис. Мне понравилось такое сочетание изображения. Словно все, что происходило вокруг – вечное, прекрасное. Крокис же используют для передачи движущегося субъекта, что не позирует и не сидит на месте. Он неуловим, динамичен. Так изображают диких кошек перед прыжком, полет волос на ветру, маленького ребенка… Сейчас он здесь, а через минуту уже совсем в другом месте, другой позе, с другими эмоциями, новым опытом. Именно так я сейчас ощущала себя, именно такой хотелось бы себя видеть. Движущейся, развивающейся, живой.

— Что, если наши войска в таком случае, по команде какого-нибудь из президентов расположат свои спутники и космическое оружие вокруг этой планеты для обеспечения собственной и «их» безопасности?
— В таком случае лучше, чтобы мы никогда не нашли такую планету. – задумавшись, грустно ответила я.

В целом это был своеобразных мир со стеклянными стенами, в котором правду лучше было оставлять в прихожей вместе с ботинками: здесь никого не интересовало ничье истинное мнение по поводу тех или иных работ.

Постепенно среди нашего разговора, его наблюдениями и моим радостным щебетанием, смысл совсем потерялся и перестал иметь свою первостепенную важность. Мы просто зависли на своем облаке из легкости и внутреннего света, исходящего из наших глаз, наслаждаясь друг другом и магией того, чем мы были, находясь рядом, витая где-то над морем.

Не все в жизни идеально и нужно научиться принимать неприятные ситуации и сглаживать их для себя. Подстроиться, когда противник сделан из другого вещества; промолчать, когда все мое существо воет; улыбнуться, когда от обиды и злости внутри плачешь, как маленький ребенок. И ты станешь непобедимой, ведь твое слабое место будет укрыто отзеркаливающей, обезоруживающей броней. Нет эмоций – нет рычага манипуляции. Не за что уколоть, не в чем упрекнуть.

Есть люди, которые никогда не наденут носок с дыркой: мол «что же будет, если произойдет несчастный случай и, сняв с меня туфли, медики застанут меня в неловком положении?» Ты будешь уже мертв, что может быть более неловким?

Если ты много говоришь, у тебя нет времени делать! Ты тратишь свои эмоции на то, чтобы впечатлить собеседника. Нельзя открывать свои планы на то, что еще совсем не сделано! Надо молча делать. Потом покажешь.

Непростительно даже не интересоваться тем, что там, за собственным носом. Человек рождается не в конкретной стране, он рождается в мире и всего на короткий промежуток времени, за который он может узнать столько невероятных вещей. А Вы закрыты на одном клочке земли и считаете это своей привилегией.

В жизни бывают минуты слабости и усталости. – Мелания касалась взглядом каждого сидящего в зале ребенка. — Это вполне нормально, и мы должны отдыхать и переключаться. Но мы не имеем права опускать руки и жаловаться на жизнь, в которой возможно все! И каждый может достигнуть чего угодно.

Ты не можешь сказать на своем языке «Не доставайте меня вашими вопросами!». Это звучит грубо и невоспитанно. Но стоит лишь сказать то же самое на непонятном языке в оболочке привычного произношения, и все сразу становится в рамки приличия. «Мотивируясь доминнантной девиантной аберрацией данной аффирмации, наиболее корректную резолюцию конвергирует абстиненция.» — В переводе на обычный язык, эта фраза не означает ровным счетом… ничего.

Со времен крепостного права ничего не изменилось: нами все так же руководят базовые инстинкты, жажда удовлетворения своих сексуальных позывов и финансового и физического превосходства. Порабощение, уничтожение более слабых для своего триумфа. Так было всегда и так будет дальше. Ведь это не кто-то другой. Это все мы, это наша суть. Наша анималистическая неизменная суть. Мир во всем мире – миф. Гуманизм – утопия. Справедливость — …?

Я боюсь осознания того, что жизнь прошла, а я ничего не успела сделать. Не успела создать что-то значимое. Написать гениальную картину, судьбоносную для кого-то книгу. Создать что-то, что будет жить после моей смерти. Знать, что я не просто пришла, спала, ела, занималась сексом, снова спала, размножилась и умерла. Как насекомое. Я хочу понимать, что не зря прожила это время.